Чт04272017

Обновление08:40:13

Психология общего пользования

Нет ничего мудреного в том,
чтобы быть общепонятным,
если при этом отказываешься
от всякого основательного понимания.
Иммануил Кант

Сколько книг по психологии надо прочитать, чтобы заслужить право называться психологом? Сказано однажды: “Не более дюжины книг достойны прочтения. Но дабы понять, какие это книги, надо прочитать не меньше тысячи”. Наверное, это суждение относится и к психологической литературе. Не так уж много найдется книг, обязательных для прочтения психологом. Остальные (коих не сосчитать) если не вовсе бесполезны, то служат скорее материалом для упражнения вкуса и разборчивости. В наши дни, когда перед переполненными книжными прилавками разбегаются глаза, полезно иметь под рукой авторитетный указатель, позволяющий распознать “нетленку” в море макулатуры.

Критерий значимости

Попытка решения этой проблемы однажды была предпринята “Школьным психологом”. В № 23 за 2000 год был опубликован рекомендательный список “Сто книг по психологии, которые стоит прочитать каждому школьному психологу”. Если сегодня, по прошествии десятилетия, попробовать обновить этот список, оказывается, что исправлений и дополнений потребовалось бы не так уж много. Самые интересные и полезные книги по психологии были написаны еще чернильными перьями (некоторые — и вовсе гусиными). Те же, которые уже в наши дни торопливо набираются авторами на компьютерной клавиатуре, хотя порой и становятся бестселлерами, но редко что-то прибавляют в копилку научного знания и житейской мудрости.

За рубежом также предпринимаются попытки сориентировать читателя в море психологической литературы. Недавно в Англии издана книга “50 классических трудов по психологии”. Интересно, что в ней к классике отнесены и несколько сравнительно недавних работ, увидевших свет на рубеже веков. Это “Кризисы зрелости” Г. Шихи, “Эмоциональный интеллект” Д. Гольмана, “Озарение” М. Глэдуэлла и подобные им сочинения, распроданные миллионными тиражами, в чем, пожалуй, и состоит их главное достоинство. Критерием значимости книги сегодня выступает ее популярность, востребованность широкой аудиторией. Невольно вспоминается, что ныне знаменитой “Психодиагностики” Роршаха при жизни автора было продано всего несколько экземпляров, а первое издание “Толкования сновидений” Фрейда восемь лет пылилось на прилавках. Какие же книги становятся бестселлерами и в чем их польза для психолога?

Без ссылки на первоисточник

Любопытно, что такие книги, претендующие на новое слово в психологии, далеко не всегда написаны психологами, чаще — профессиональными беллетристами, подвизающимися в жанре нон-фикшн. Самый яркий и широко известный в наших краях пример — Алан Пиз, слывущий, подобно Дейлу Карнеги, большим психологом, но, так же как и Карнеги, являющийся лишь талантливым сочинителем и рассказчиком с научным кругозором среднего второкурсника.

Чутко уловив еще в 1970-х входившую в моду тему невербального общения, Пиз проштудировал несколько научных статей Э. Холла, М. Аргайла, А. Меграбяна. П. Экмана и других психологов, которые в остроумных экспериментах выявили интересные аспекты невербалики. Потом без ссылок на первоисточники обобщил и пересказал результаты этих экспериментов и наблюдений в своей книге “Язык телодвижений”. Ошеломляющий успех книги вдохновил автора на ее многократное “клонирование” и позволяет уже не первый десяток лет жить безбедно, гастролируя по свету с соответствующими семинарами и мастер-классами, на которых он всего лишь на все лады пересказывает ключевые идеи своего сочинения.

Именно Пизом был запущен в массы небесспорный тезис: помимо явных аспектов коммуникации существуют и играют даже более важную роль неявные, подлежащие расшифровке. И уже не одно поколение психологов-любителей развлекается поисками подтекста в каждом тексте и скрытого смысла в каждом жесте. Настоящая же, экспериментальная психология невербалики за последнюю четверть века не так уж и продвинулась вперед по сравнению с классическими исследованиями, когда-то вдохновившими Пиза.

Сенсация состоялась

Вышеупомянутые Глэдуэлл и Гольман следуют тем же путем. Собственными научными открытиями эти авторы не знамениты. Они сумели прославиться, подхватив и увлекательно расписав некие идеи, почерпнутые ими из научных сочинений, обычно не востребованных широкой публикой.

Так, эмоциональный интеллект — вовсе не придумка Гольмана, а вольная (и не вполне корректная) парафраза идеи его соотечественников Майера и Салоуэя. Гольман лишь сумел преподнести эту идею массам в парадоксальной, провокативной форме.

Так и Глэдуэлл, отталкиваясь от нескольких забавных и парадоксальных фактов, выдвинул оригинальные гипотезы о нашем мироощущении и поведении. Бестселлер готов. И не один. И уже даже не важно, что попытки ученых экспериментально проверить выдвинутые гипотезы никаких впечатляющих результатов не демонстрируют. Сенсация состоялась, можно почивать на лаврах, пожинать гонорары.

За 59 секунд

Главный элемент в рецепте успеха — некая свежая идея, возникающая при рассмотрении привычного предмета в неожиданном ракурсе. Взять, к примеру, тот же эмоциональный интеллект. Казалось бы, веками мудрецы бились над проблемой сочетания и противопоставления разума и чувства. И вот — то и другое легкой рукой смешано “в одном флаконе”. Можно взять пару ярких экспериментов, до знакомства с которыми у обывателя не дойдут руки, и преподнести выводы из них в назидательной форме.

Так родились не менее знаменитые бестселлеры “Парадокс выбора” Б. Шварца и “Формула удачи” Р. Вайзмана. Давним подписчикам “Школьного психолога” эти имена и названия, наверное, знакомы по материалам рубрики “Психология новой эры”. Не один и не два бестселлера были лаконично пересказаны на наших страницах ради расширения кругозора читателя.

Как же это удалось? Легко! Почти любая книга-сенсация без особого труда ужимается до пары полос газетного текста. Достаточно простыми словами сформулировать ту самую свежую идею, которая и явилась “открытием” автора, и выбрать для ее иллюстрации пару ярких примеров из множества тех, которыми сочинение раздуто до книжного объема.

Забавно, что этот прием не обошли и сами авторы бестселлеров. Так, последняя книга Вайзмана (еще не переведенная на русский язык) называется “59 секунд: немного подумай и многое измени”.

В ней автор суммирует в нескольких коротких главах результаты поучительных психологических экспериментов, касающихся разных сторон нашего мироощущения и поведения.

Предисловие к книге можно перефразировать предельно лапидарно: “Я (автор) прочитал в научных журналах много интересного и тем, кому всё это читать недосуг, вкратце перескажу, что из этих источников вынес, и намекну, какие полезные практические выводы из этого можно сделать”. Вероятно, на подходе новые сочинения-дайджесты, в которых авторы выступят переводчиками с академического языка на житейский, точнее — пересказчиками науки для непосвященных.

Про “сбычу мечт”

Вообще-то примерно так и создавалась испокон веку научно-популярная литература. Хорошо знакомый с предметом рассказчик брался его транслировать для массовой аудитории. Когда это были настоящие ученые вроде Г.Ю.Айзенка “там” или А.В. Петровского “тут”, результат впечатлял. Иногда неплохого результата удавалось добиться и дилетантам — например, Игорю Губерману (мало кто знает, что знаменитый автор “гариков” начинал карьеру на ниве психологического научпопа).

Примета нашего времени — почти полное вытеснение авторов-психологов “практически психологами” (по едкому определению А.В.Юревича) и просто выдумщиками, нахватавшимися модных терминов и идей. Ассертивность, визуализция, аффирмация… Вы, наверное, подумали, что всё это — тоже психология? Тогда припомните, из каких источников вы почерпнули эти словечки, а может, и прониклись скрывающимися за ними идеями. А доводилось ли читать о том, как эти идеи подверглись экспериментальной проверке и что вообще о них думают не сладкоголосые журналисты, а психологи-профессионалы?

Пожалуй, впору вести речь о новом кризисе в психологии, спровоцированном на сей раз ее избыточной популярностью, точнее — любительской популяризацией. В новом веке наука превратилась в источник вдохновения для мастеров разговорного жанра, который грозит подменить собою саму науку. Яркий пример — растущая популярность позитивной психологии, которая представляет собой действительно серьезное научное направление со своими открытиями и откровениями.

Однако позитивная психология как наука все более вытесняется псевдонаучными сказками про “сбычу мечт” и рецептами счастья, выходящими из-под пера совсем не психологов, а вдохновенных выдумщиков.

Несколько простых советов

Исходя из сказанного хочется дать несколько простых советов психологу, заинтересованному в расширении профессионального кругозора. Следите за книжными новинками, но имейте в виду, что новое слово в науке обычно звучит негромко и не предназначено для выкрикивания на базарной площади.

Относитесь осторожно к издательским уловкам по привлечению читателей. “Свыше 10 миллионов читателей”, “6-е международное издание”, “всемирный бестселлер”… — подобные завлекалочки, обычно напечатанные крупным шрифтом на обложке, как правило, свидетельствуют не о достоинствах книги, а о предприимчивости автора.

Не доверяйте броским парадоксальным названиям и обещаниям решить ваши проблемы с помощью ранее неведомых идей. Дорожите книгами с длинным списком цитированных источников и подробным справочным аппаратом. Такие еще выходят, хоть и редко. В крайнем случае придется сходить в библиотеку.

Сергей СТЕПАНОВ
газета "Школьный психолог"

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Вконтакте Подписаться на новости Подписаться на новости Подписаться на новости

Популярные статьи

Жестокое обращение с детьми - определение

Под жестоким обращением мы понимаем любое действие или бездействие по отношению к…

Как избавиться от депрессии?

Страдающий депрессией человек чувствует себя угнетенным, все вокруг представляется ему в…

О роли пап в воспитании детей

В наше время многие папы очень ответственно готовятся к рождению своего ребёнка. И это…

Предупредительный стиль семейного воспитания

В процессе предупредительного стиля семейного воспитания формируется инфантильный…