Пт12092016

Обновление09:33:56

Речевое развитие ребенка

Дети и речь

Содержание:

Что такое язык?.
Доречевая фаза: возрастной период до появления первого слова.
Первые звуки
Язык жестов в раннем возрасте у детей глухих родителей.
Первые звуки
Язык жестов в раннем возрасте у детей глухих родителей.
Первые жесты.
Восприятие речи.
Первые слова.
Словарный скачок.
Словарный запас в более позднем возрасте.
Построение предложений в речи: освоение грамматического строя языка.
Первые предложения: 18-27 месяцев.
Первые слова детей в различных культурах.
Усложнение грамматики языка: 27-36 месяцев.
Сложные предложения: 30-48 месяцев.

Один мой друг во время завтрака стал свидетелем следующего разговора между своими 6-летней и 3-летней дочерьми об опасности забыть покормить золотых рыбок или перекормить их:

6-летняя девочка: Хуже забыть покормить рыбок.
3-летняя: Нет, хужее дать рыбкам слишком много еды.
6-летняя: Не говори хужее, говори хуже.
3-летняя: Но это хужее всего дать рыбкам слишком много покушать.
6-летняя: Нет, не так. Хуже всего забыть их покормить.

Большинство из нас улыбаются и умиляются, когда слышат подобную речь детей. В ней столько поразительно творческого и неожиданного, и при этом она совершенно понятна. Лингвисты много узнали о речи детей, изучая «ошибки», такие как хужее или хужее всего, — так же, как и Пиаже многое узнал о мышлении ребенка из анализа «неверных» ответов детей. Однако одна из наиболее характерных особенностей речи детей состоит в том, что они допускают очень мало подобных ошибок. Воспринимая чрезвычайно сложный набор звуков из речи окружающих, дети научаются бегло и правильно говорить на родном языке уже через несколько лет. В 6 или 8 месяцев ребенок лепечет несколько звуков; к 18 месяцам он уже, возможно, будет использовать 20 или 30 отдельных слов; и к 3 годам дети выстраивают длинные и сложные предложения, такие как у 3-летней девочки в беседе о золотых рыбках. Родители обычно забавляются, наблюдая за последовательностью развития детской речи, но большинство из нас не особенно беспокоится о том, как ребенок справляется со всеми этими задачами.

Для психологов и лингвистов стремительное и эффективное освоение языка детьми остается давней загадкой. Является ли способность к обучению языку врожденной? «Обучается» ли ребенок языку «предначертанным» путем? Овладевает ли ребенок речью на основе того, что он слышит?

Пытаясь ответить на эти вопросы, подавляющее большинство лингвистов обращались к изменениям в грамматике (то, что лингвисты называют синтаксисом), а также к изменениям в значении слова (то, что они называют семантикой). В последнее время также были сделаны попытки объяснения различий между детьми по темпу речевого развития и различий индивидуального стиля обучения языку. Перед тем как подробно остановиться на каждом из этих вопросов, мне придется вернуться на один шаг назад.

Что такое язык?

Что мы подразумеваем под словом «язык»? Что мы стараемся им объяснить? Поскольку этот термин используется большинством лингвистов, он имеет несколько основных признаков.

  1. Язык — это «произвольная система символов» (Brown, 1965, р. 246). Слова (или жесты) заменяют объекты, но поскольку особая комбинация звуков (или жестов), используемая вместо объектов, событий или отношений, меняется в различных языках, символы произвольны.
  2. Язык подчиняется правшам. В каждом языке существуют определенные правила для соединения отдельных символов, например правила следования слов в предложениях; каждый язык также имеет правила создания новых слов, например правила образования сравнительной и превосходной степени (например, хорошийлучшийсамый лучший), прошедшего времени или множественного числа.
  3. В рамках этих правил язык носит творческий характер. Носители языка комбинируют символы новыми способами для того, чтобы создать новые значения. Когда вы говорите, вы неограничены репертуаром предложений, которые слышали или знаете; вы создаете предложения в соответствии с ваши* ми потребностями в данный момент, следуя правилам языка.

Таким образом, язык — это не только набор звуков. Очень маленькие дети издают несколько различных звуков. Но мы не считаем, что они используют язык, поскольку дети не пользуются этими звуками для обозначения объектов или событий (т. е. они не используют звуки как символы) и не комбинируют отдельные звуки в определенном порядке, чтобы создать различное значение. Например, насколько нам известно, значение не изменится, если 6-месячный ребенок скажет «кикики бабаба» или «бабаба кикики».

Некоторые животные, особенно такие приматы, как шимпанзе, а возможно, и другие млекопитающие, например дельфины, также могут научиться использовать звуки или систему жестов в качестве символов, т. е., в нашем понимании, язык. Шимпанзе, например, способны научиться языку знаков или показать последовательность символов, даже создавая новые комбинации этих символов. Как и человеческие дети, шимпанзе понимают гораздо больше, чем могут выразить, и могут выполнять довольно сложные вербальные инструкции. Однако в большинстве случаев требуется много усилий, чтобы научить их использовать экспрессивную речь креативными способами (Savage-Rumbaugh et al., 1993). У детей наблюдается иная картина: как говорит Флавелл: «Понадобились бы драконовские методы, чтобы помешать детям учиться говорить» (Flavel, 1985, р. 248). Каждый родитель может подтвердить, что практически невозможно остановить детей, если дети учатся говорить.

Процесс речевого развития у младенцев и маленьких детей от доречевых звуков и жестов до речи проходит ряд этапов.

Доречевая фаза: возрастной период до появления первого слова

Процесс речевого развития на самом деле начинается за несколько месяцев до того, как ребенок произнесет первое слово. Этот период называется доречевой фазой.

Восприятие речи в раннем возрасте

Предлагаю начать с базовых перцептивных навыков. Ребенок не сможет выучить язык до тех пор, пока не научится различать отдельные звуки. В каком возрасте это становится доступным? Дети рождаются с развитой способностью к различению звуков речи или очень быстро формируют эту способность. К 1 или 2 месяцам дети выделяют и могут провести различие между множеством звуков; еще через несколько месяцев они могут четко различать слоги или слова. Также дети понимают, что звуки речи соотносятся с движениями губ говорящего человека.

Исследователи также обнаружили, что в первые месяцы жизни дети чувствительны к паттернам интонации и ударений в той речи, которую они слышат. Например, 8-месячный плод по-разному реагирует на знакомые и незнакомые музыкальные ритмы (DeCasper et al., 1994). Эта чувствительность к ударению и паттернам интонации становится еще более заметной в первые месяцы жизни ребенка. Например, Анне Ферналд (Fernald, 1993) обнаружила, что 5-месячные дети чаще улыбаются, когда слышат одобрительные интонации голоса, и реже — когда слышат строгие интонации, вне зависимости от того, на каком языке произносится сообщение: итальянском, немецком или английском.

Еще более впечатляющее исследование свидетельствует о том, что к 9 месяцам дети, воспринимающие английский язык, предпочитают те слова, в которых ударение падает на 1-й слог, как в типичном паттерне ударения английского языка (такие слова, как, например, falter, comet или gentle), чем слова с ударением на втором слоге (например, comply или assign) (Jusczyk et al., 1993). Предположительно, дети, воспринимающие другие языки, будут предпочитать те слова, в которых паттерн ударения типичен для данного языка. Все эти исследования демонстрируют, что с очень раннего возраста — с рождения и, возможно, еще до рождения — ребенок обращает внимание на основные характеристики языка, которые он слышит, например на ударение и интонацию.

Первые звуки

Этот ранний перцептивный навык не сразу соотносится с навыком произнесения звуков. С рождения и примерно до месячного возраста самые частые звуки, которые издает младенец, — это плач, хотя младенцы также издают и другие звуки, выражая протест, удовлетворение или просто «гукая». Примерно к 1 или 2 месяцам к этому звуковому репертуару добавляется гуление — так принято называть повторение младенцем гласных звуков, например «ууууу». Обычно подобные звуки служат сигналами удовольствия и могут широко варьировать по тону, увеличиваясь и уменьшаясь по громкости или высоте.

Согласные звуки появляются только примерно к 6 или 7 месяцам, когда ребенку впервые становится доступен мышечный контроль, необходимый для комбинации согласного и гласного звука. Между 6 и 9 месяцами отмечается резкое увеличение количества сочетаний гласный-согласный. На возрастном промежутке 612 месяцев этот тип вокализации, который называется лепетом, составляет около половины произносимых звуков, если не считать плача (Mitchell & Kent, 1990).

Лепет состоит преимущественно из повторяющихся цепочек одинаковых слогов, например «дададада» или «папапапа» или «йайайайа». Однако уже в эти первые месяцы также отмечается разновидность лепета, которая еще больше приближается к общепринятой речи и называется тарабарщиной, или жаргоном. Ребенок объединяет вместе цепочки различных слогов, используя интонации, свойственные предложениям (Bloom, 1993).

Взрослым нравится слушать лепет; Лойс Блум (Bloom, 1998) также указывает на то, что взрослым гораздо легче имитировать эти новые звуковые комбинации, чем ранние звуки ребенка, поскольку лепет по ритму и звукам больше похож на взрослую речь. Игра-имитация, в которую могут играть родители с ребенком, — это не только развлечение для обоих; это необходимая часть процесса освоения речи.

Лепет — это важный компонент подготовки к устной речи. Так, нам известно, что лепет младенцев постепенно приобретает часть интонационного паттерна языка, который они слышат; этот процесс Элизабет Бейтс называет «освоение мелодики речи, предшествующее появлению первых слов» (Bates et al., 1987). Похоже, что младенцы действительно формируют по меньшей мере две такие «мелодии» в своем лепете. Лепет с восходящей интонацией в конце цепочки звуков, по-видимому, сигнализирует о желании вызвать ответную реакцию; нисходящая интонация не требует ответа.

Язык жестов в раннем возрасте у детей глухих родителей

Глухие дети глухих родителей — особенно интересная группа для исследования, цель которого — изучение речевого развития. Даже если дети не слышат устную речь, они все равно наход ятся под воздействием языка — языка знаков. Проходят ли эти дети через те же самые ранние этапы развития речи, что и дети с нормальным слухом, но только используя при этом язык жестов?

Похоже, что ответ будет положительным. Глухие дети примерно между 7- и 11 -месячным возрастом издают звуки лепета, делая это почти так же, как и обычные дети этого возраста. Затем к 8- или 9-месячному возрасту глухие дети начинают использовать простые жесты, которые характерны и для слышащих детей того же возраста, например указательный жест. Примерно к 12 месяцам глухие дети демонстрируют первые референтные знаки, т. е. знаки, в которых жест замещает объект или явление, это может быть, например, демонстрация желания пить при помощи движений, напоминающих поднесение чашки ко рту (Pettitto, 1988). Фолвен и Бонвилиан (Folven & Bonvillan, 1991) изучали не менее интересную группу — это дети с нормальным слухом, родившиеся у глухих родителей. Эти дети находятся под воздействием знаковой речи при общении с родителями и устной речи при взаимодействии с другими людьми в их окружении, включая учителей, родственников и сверстников, а также средства массовой информации. В маленькой группе из 9 детей, которую наблюдали эти исследователи, первый знак появлялся примерно в 8 месяцев, первый референтный знак — в 12,6 месяцев и первое слово — в 12,2 месяца. Удивляет, что первые референтные знаки и первые слова появляются примерно в одно время и что первые слова произносятся в том же возрасте, что и в норме, несмотря на то что дети глухих родителей слышат сравнительно мало устной речи. Отмеченное сходство в последовательности и временных границах этапов раннего развития речи у глухих и здоровых детей служит серьезным аргументом, подтверждающим тот факт, что ребенок в определенной степени подготовлен к обучению «языку», будь то устная речь или язык жестов.

Вторая важная черта лепета заключается в том, что дети, начиная лепетать, обычно произносят все виды звуков, включая и те, которые не принадлежат их родному языку. К 9 или 10 месяцам звуковой репертуар постепенно становится более ограниченным и включает теперь только тот набор звуков, который дети слышат, прочие звуки из языка устраняются (Oiler, 1981) — этот паттерн четко согласуется с данными Веркера, и соответствует известной нам информации о раннем синаптическом развитии и упрощении. Подобные наблюдения не говорят о том, что лепет необходим для развития речи, но они заставляют рассматривать лепет как часть непрерывного процесса развития, который начинается с рождения.

Первые жесты.

Еще одна часть непрерывного процесса развития — это язык жестов, который появляется примерно в 9 или 10 месяцев. В этом возрасте мы впервые отмечаем, что дети «требуют» или «просят», используя жесты или комбинацию жестов и звуков. Десятимесячный ребенок, который явно хочет получить от вас свою любимую игрушку, может тянуться за ней, открывая и закрывая ладонь, издавая хныкающие звуки или другие душераздирающие крики. Трудно ошибиться в значении этих жестов. Примерно в том же возрасте дети начинают принимать участие в играх- жестах (вспомним так горячо любимые родителями «ладушки» или «сороку-ворону») (Bates et al., 1987).

Восприятие речи.

Примерно к 9 или 10 месяцам мы отмечаем первые признаки понимания младенцами значений конкретных слов, обращенных к ним (лингвисты называют это рецептивной речью). Ларри Фенсон и его коллеги (Fenson et al., 1994) провели опрос сотен матерей о понимании значений различных слов их детьми. Матери 10-месячных детей назвали в среднем около 30 слов, которые понимали их младенцы; к 13 месяцам количество слов возросло до 100. Если учесть, что в этом возрасте младенцы практически не произносят конкретные слова, то становится очевидным, что рецептивная речь появляется до экспрессивной речи. Дети понимают до того, как могут говорить. Уже в таком раннем возрасте они активно осваивают тот язык, который слышат. Они не только могут понять простые инструкции, но и извлечь пользу из восприятия богатства языка.

Обобщая эту информацию, мы можем сделать вывод о том, что к 9 или 10 месяцам одновременно происходят целые серии изменений: появляются наполненные смыслом жесты, Происходит «переход» от лепета к произношению звуков родной речи, ребенок активно включается в игры-имитации с жестами и начинает понимать конкретные слова. Можно сказать, что в этом возрасте ребенок начинает кое- что понимать о процессе коммуникации и собирается общаться со взрослыми. 

Первые слова.

Первые слова обычно появляются на фоне лепета примерно в 12 или 13 месяцев (Fenson et al., 1994). Хотя родители с нетерпением ждут, когда их ребенок произнесет первое слово, на самом деле это событие довольно легко пропустить. Обычно лингвисты определяют слово как звук или набор звуков, который постоянно используется для обозначения объекта, действия или качества. Но словом может быть любой звук; совсем не обязательно, чтобы звук соответствовал словам, которые используют взрослые. Бренда, маленькая девочка, которую наблюдал Роналд Сколлон (Scollon, 1976), произносила звукосочетание пене, как одно из своих первых слов. Сначала этот звук обозначал жидкую пищу, поскольку использовался для названия «молока», «сока» и «бутылки», но он также обозначал «мама» и «спать».

Зачастую первые слова ребенка используются только в одной или двух специфических ситуациях и в присутствии многих стимулов. Так, ребенок может сказать «киса» или «мяу-вау» только после таких вопросов, как, например: «Как киса ходит?» или «Что это такое?» Обычно обучение первым словам происходит очень медленно и для каждого слова требуются многочисленные повторения. В первые 6 месяцев освоения слов (примерно между 12 и 18 месяцами) дети могут научиться произносить до 30 слов. Большинство лингвистов (Nelson, 1985) пришли к выводу о том, что в этой самой ранней фазе использования слов ребенок запоминает каждое слово как нечто связанное с рядом специфических контекстов. Маленькие дети, по-видимому, еще не понимают, что слова имеют символическое значение, т. е. обозначают объекты или явления вне зависимости от контекста.

Словарный скачок.

В период между 16 и 24 месяцами, когда заканчивается начальный период очень медленного запоминания слов, большинство детей начинают быстро увеличивать словарный запас, при этом создается впечатление, что именно в этот момент дети вдруг осознают, что вещи имеют имена. Согласно крупному срезовому исследованию Фенсона, основанному на отчетах матерей, словарный запас 16-месячного ребенка в среднем составляет около 50 слов. Иллюстрацию этому сдвигу вы можете найти в табл. 8.1, где представлен словарный запас 19-месячной Бренды; к 24 месяцам количество произносимых слов увеличивается более чем в 6 раз и составляет примерно 320 слов (Fenson et al., 1994). Аналогичное исследование, проведенное Элизабет Бейтс и ее коллегами в Италии (Caselli et al., 1997), показывает, что резкое увеличение словарного запаса не уникально для детей, говорящих на английском языке. На этом новом этапе дети запоминают слова после минимальных повторений и применяют эти новые слова ко множеству ситуаций.

Для большинства детей увеличение словарного запаса не является ровным и постепенным процессом; на самом деле появление словарных «всплесков» отмечается как раз накануне того периода, когда словарный запас ребенка составляет 50 слов. Вы можете увидеть этот паттерн на рис. 1, на котором изображены кривые роста словарного запаса 6 детей, участвовавших в лонгитюдинальном исследовании Голд- филда и Резника (Goldfield & Reznick, 1990). Данный паттерн был описан и другими исследователями (e.g., Bloom, 1993).

Однако не все дети следуют в своем развитии точно такому паттерну. Например, в исследовании Голдфилда и Резника словарный скачок отмечался у 13 детей; другие 11 детей следовали различным паттернам увеличения словарного запаса, среди этих детей были те, у которых вообще не отмечалось «всплеска», а происходило лишь постепенное увеличение словарного запаса. Все же резкое увеличение количества новых слов за период в несколько месяцев является самым распространенным паттерном.

рис. 3Рис. 1. Каждая линия на графике отражает увеличение словарного запаса у детей, которые наблюдали Голдфилд и Резник в лонгитюдном исследовании.

Во время этого раннего периода резкого увеличения словарного запаса появляется большое количество новых слов, обозначающих вещи или людей, как-то: мяч, машина, молоко, собачка, он или это. Глаголы появляются позже, возможно, потому, что они обозначают отношения между объектами, а не единичный объект (Bates et al., 1994; Gleitman & Gleitman, 1992). Например, в крупном срезовом исследовании Фенсона (Fenson, 1994), согласно отчетам матерей, 63% слов, которые дети выучили к 2 годам, были существительными, тогда как только 8,5% — глаголами. Исследования детей, изучающих другие языки, выявляют сходные паттерны, как вы можете видеть в тексте «Культуры и контексты», приведенном ниже.

Словарный запас в более позднем возрасте.

В течение дошкольного периода дети продолжают быстро наращивать словарный запас. К 2,5 годам словарный запас в среднем составляет около 600 слов, причем примерно половина из них — глаголы (Bates et al., 1994); к 5 или 6 годам общее количество слов возрастает до 15 000 — поразительное увеличение: 10 слов за один день (Pinker, 1994). Дети способны совершить этот подвиг, потому что к 3 или 4 годам они обращают внимание на слова, принадлежащие к однородным группам, т. е. слова, которые обозначают объекты одного класса (например, виды динозавров или фруктов), или слова со сходными значениями.

С середины детского возраста словарный запас детей продолжает увеличиваться на 5000-10000 слов в год. Эти данные были получены из нескольких современных подробных исследований Джереми Англин (Anglin, 1993,1995), который оценивал общий словарный запас детей, тестируя их на выборке слов, взятых в случайном порядке из большого словаря. На рис. 2 показаны результаты исследования Англин для детей 1-го, 3-го и 5-го классов. Англин установил, что между 3-м и 5-м классами самый значительный прирост отмечается в знании группы слов, который он называет производными словами: словами, имеющими базовую основу, к которой добавляется приставка или суффикс, например «переставить» или «мальчонка».

рис. 3Рис. 2. Данные, полученные Англин в процессе изучения общего словарного запаса детей в 1 -м, 3-м и 5-м классах.

Англин считает, что примерно к 8 или 9 годам ребенок приходит к новому уровню понимания структуры языка, осознавая связи между целыми категориями слов, например между прилагательными и наречиями (радостный и радостно, грустный и грустно) или между прилагательными и существительными (счастливый и счастье). Осознав эти связи, ребенок может понять и создать целый класс новых слов, что приводит к дальнейшему увеличению словарного запаса.

Построение предложений в речи: освоение грамматического строя языка

После появления первого слова ребенок делает следующий большой шаг вперед, начиная соединять слова в предложения, при этом он сначала объединяет только 2 слова, затем 3, 4 и более. Первые двусловные предложения обычно появляются между 18 и 24 месяцами. Это не случайное или единичное событие. Последние исследования, подобные крупному срезовому исследованию Фенсона (Fenson et al., 1994), свидетельствуют о том, что предложения появляются только тогда, когда словарный запас ребенка достигает определенного порогового уровня — приблизительно 100-200 слов.

Подобно тому как первым словам предшествуют жесты, передающие значение, первым двусловным предложениям также предшествуют жесты. Маленькие дети часто комбинируют одно слово с жестом, создавая «двусловное сообщение» перед тем, как они действительно начнут объединять два слова вместе. Элизабет Бейтс приводит следующий пример: младенец может указать на ботинки отца и произнести «папа», что будет обозначать «папины ботинки». Или он может сказать «печенье» и одновременно протянуть руку, открывая и закрывая ладонь, как бы пытаясь сообщить: «Дай печенье!» (Bates et al., 1987). В обоих случаях сообщение, похожее на предложение, передается при помощи комбинации жестов, языка тела и слова. Лингвисты называют эти сочетания слова и жеста холофразами; они чаще всего отмечаются на возрастном этапе между 12 и 18 месяцами.

Когда в речи ребенка действительно появляются двусловные предложения, он быстро проходит через серии этапов или стадий, и через год или два большинство детей уже способны составить довольно сложные предложения, как та трехлетняя девочка, которую я цитировала в начале этой статьи.

Первые предложения: 18-27 месяцев.

Первые предложения, которые Рогер Браун; известный исследователь детской речи, называл первой грамматической стадией, имеют несколько отличительных характеристик: они короткие — обычно 2 или 3 слова — и простые. Обычно они состоят из существительных, глаголов и прилагательных, но в них отсутствуют практически все чисто грамматические «маркеры» (которые лингвисты называют флексиями). Например, дети, говорящие на английском языке, сначала не используют окончание s для множественного числа и ed для глаголов прошедшего времени, а также апостроф s для образования притяжательного падежа или вспомогательные глаголы типа am или do.

Поскольку в первых предложениях присутствуют только самые существенные слова, Браун (Brown, 1973; Brown & Bellugi, 1964) называл их телеграфной речью.

Первые слова детей в различных культурах

Кросс-культурные исследования речи маленьких детей обобщают и подтверждают тот факт, что среди самых первых слов у детей сначала появляются слова для обозначения людей и предметов, а затем слова для обозначения действий и слова других частей речи. Ниже приведены примеры (в переводе) самых первых слов из словарного запаса четырех детей, воспитывающихся в разных культурах. Все примеры взяты из исследования Дедре Гентнера (Gentner, 1982). Эти первые слова детей из разных культур удивительно похожи друг на друга. Конечно, есть и различия, но у всех детей присутствовали такие слова, как мама и папа, имена других родственников, названия животных и пищи. У всех детей, кроме китайского ребенка, были отмечены слова для обозначения игрушек или одежды. Также все четыре ребенка выучили больше существительных, чем других частей речи. Хотя словарный запас детей не состоит из одних и тех же слов, но паттерн практически одинаков.

Мальчик из ГерманииДевочка из АнглииДевочка из ТурцииДевочка из Китая

Слова для обозначения людей и вещей

Мамми Мамми Мама Мамми
Папа Папа Папа Папа
Гага Баба Аба Бабушка
Ляля Ляля Ляля Лошадь
Собака Собака Цда Курица
Птица Кукла Яблоко Сырой рис
Кошка Киса Банан Готовый рис
Молоко Сок Хлеб Лапша
Мяч Книга Мяч Цветок
Нос Глаз Ручка Настенные часы
Луна Луна Полотенце Лампа

Слова, не обозначающие предметы

Плакать Бежать Плакать Ехать
Приходить Все ушли Приходить Приходить
Кушать Больше Одевать Собирать
Спать Пока Болтал чепуху Не хочу
Хочу Хочу Хочу Бояться
Нет Нет Привет Спасибо
Общий процент слов, обозначающих объекты 67% 69% 57% 59%

Речь ребенка напоминает сообщение телеграммы. Сохраняются все значимые слова — обычно это существительные, глаголы и их видоизменения — и упускаются все предлоги, вспомогательные глаголы и т. п.

Интересно, что лингвисты больше не выражают уверенности в том, что именно такая форма телеграфной речи отмечается у детей, изучающих все языки. Некоторые исследования свидетельствуют о том, что выбор слов, которые дети используют в своих первых предложениях, определяется интенсивностью ударения, которое приходится на эти слова в устной речи данного языка. В разговорном английском (и во многих других языках) ударение падает на существительные, глаголы и прилагательные, а не на флексии. Однако в тех языках, в которых флексии выделяются больше, например в турецком, дети начинают употреблять их гораздо раньше (Gleitmann & Wanner, 1988). Подобные данные побуждают задать ряд интересных вопросов об универсальности тех паттернов, которые описаны Брауном и другими исследователями.

Интересно, что даже на этой ранней стадии дети строят предложения по правилам. Конечно, не по правилам взрослых, но все же по правилам. Дети фокусируются на определенных типах слов и ставят их вместе в определенном порядке. Они также стараются передать множество различных сообщений при помощи простых предложений.

Например, маленькие дети часто используют предложения, состоящие из двух существительных, например «мама носок» или «свитер стул» (Bloom, 1973). Из этого мы могли бы сделать вывод о том, что предложение из двух существительных является основной грамматической характеристикой речи маленьких детей, но такой вывод слишком упрощен. Например, ребенок в классическом исследовании Блума, который сказал «мама носок», произносил это предложение в двух разных случаях. Первый раз — когда он подобрал мамин носок, и второй раз — когда мама надевала носок на ножку ребенка. В первом случае это обозначало «мамин носок», что отражает отношение принадлежности. Во втором случае ребенок, вероятно, сообщал: «мама надевает на меня носок», что отражает отношения агента (мамы) и объекта (носок).

В таблице приведены различные значения, которые передаются детьми в первых предложениях. Однако не все дети в своих первых словесных комбинациях передают эти отношения или значения и, по-видимому, не существует фиксированной последовательности, в которой приобретаются эти значения или конструкции, но все дети в своих самых первых, простых предложениях используют по крайней мере несколько из этих паттернов (Maratsos, 1983).

Некоторые из значений, передаваемые детьми в самых первых простых предложениях

ЗначениеПримеры
Агент—действие Сара кушать; папа прыгать
Действие—объект Кушать печенье; читать книга
Владелец—объект обладания Мама носок; Тимоти завтрак
Действие—место Иди сюда; играть на улице
Расположенный объект—место Свитер кресло; сок стол
Свойство—измененный объект Большая книга; красный дом
Наименование То печенье; это собака
Повторение Еще сока; другая книга

Усложнение грамматики языка: 27-36 месяцев

Усложнение грамматики языка начинается с периода простых и коротких предложений. Одним из первых признаков усложнения грамматики у детей становится «удлинение» предложений, что отражено на рис. 3, где показана максимальная длина предложения, отмеченная родителями маленьких детей разного возраста, принимавших участие в большом срезовом исследовании Фенсона. Большинство детей в возрасте 18-20 месяцев все еще используют односложные и двусложные предложения. К 24 месяцам самые длинные предложения состоят из 4-5 слов; к 30 месяцам максимальная длина предложения почти удваивается.

рис. 3Рис. 3. В этом срезовом исследовании Фенсон и его коллеги попросили 1130 родителей маленьких детей (в возрасте 16-30 месяцев) назвать самые длинные предложения, которые использовали их дети.

Этот грамматический скачок тесно связан с увеличением словарного запаса. По данным Фенсона, корреляция между сложностью предложений у ребенка и объемом словарного запаса составляет 0,84 — удивительно высокая корреляция для бихевиористического исследования (Fenson et al., 1994). Другими словами, очевидно, что те дети, у которых грамматический строй речи более сложный и разнообразный, также обладают и более широким словарным запасом. Но эта корреляция мало что дает нам для решения главного вопроса: как все-таки дети осваивают язык? Необходим ли большой словарный запас для усложнения грамматики? Или, наоборот, когда ребенок начинает понимать способы построения предложений, он также лучше понимает значение новых слов и поэтому быстрее их осваивает? Каким бы ни был ответ, исследование Фенсона предоставляет нам важную информацию для изучения.

В течение этого же периода детская речь перестает быть телеграфной, в ней появляется множество флексий и функциональных слов. Через несколько месяцев ребенок начинает использовать множественное число, прошедшее время, вспомогательные глаголы, предлоги и т. п.

Колонка слева перечисляет некоторые предложения Дэниела примерно в 21-месячном возрасте, когда он все еще употреблял простейшие формы; правая колонка содержит некоторые из его предложений всего лишь через 2,5 месяца (в возрасте 23 месяцев), когда он перешел на более высокий грамматический уровень.

Примеры предложений Дэниела на стадии 1 и 2

Стадия 1 (простых предложений), Дэниелу 21 месяц

Стадия 2 (более сложных предложений), Дэниелу 23 месяца

  • Бутылка
  • Вот бутылка
  • Привет, папа
  • Большая собака
  • Разбил это
  • Киска котик
  • Бедный папа
  • Эта обезьянка
  • Хочу бутылку
  • Маленькая лодка
  • Здесь собачки
  • Дам тебе книгу
  • Это мальчик
  • Это робот
  • Там маленькая коробка
  • Нет книги
  • О, машины
  • Те цветы
  • Куда идешь?

Появление флексий. Конечно, у Дэниела не появились все флексии одновременно. В этом примере он использует только некоторые из них, например для образования множественного числа, хотя уже просматривается появление негативной конструкции в предложении «Нет книги» и вопросительной конструкции в предложении «Куда идешь?»

В каждом языковом сообществе у детей появляются флексии и более сложный порядок слов в достаточно предсказуемой последовательности. В своем классическом раннем исследовании Роджер Браун (Brown, 1973) установил, что самая первая флексия у детей, осваивающих английский язык, это окончание ing у глагола, как в предложении I playing или doggie running (я играю, собачка бежит). Затем появляются предлоги (по порядку), такие как on и in окончание s для множественного числа существительных прошедшее время неправильных глаголов, таких как broke (сломал) или ran (бежал); притяжательный падеж; артикли (а и the в английском); окончание 5, которое англичане добавляют к глаголам 3-го лица единственного числа, например he wants (он хочет); прошедшее время правильных глаголов, как played (играл) и wanted (хотел), и различные формы вспомогательных глаголов, как в I am going (я иду).

Вопросы и отрицание. Мы также отмечаем предсказуемую последовательность в процессе использования ребенком вопросов и отрицательных конструкций. В каждом случае ребенок проходит через периоды, когда он конструирует типы предложений, которые он не слышал от взрослых, но которые согласуются с тем набором правил, которые он использует. Например, при составлении вопросов в английском языке ребенок проходит через этап, когда он ставит слова, начинающиеся на wh  (who, what, when, where, why), в начало предложения, но еще не использует вспомогательный глагол на правильной позиции, как например Why it is resting now? Аналогично при формировании негативных форм отмечается стадия, на которой употребляются частицы not, или n't или по, но упускается вспомогательный глагол, как в предложениях Inotcrying, There по squirrels, This not fits (Bloom, 1991). Затем дети довольно быстро осваивают правильные формы и прекращают допускать эти «ошибки».

Расширение правил. Другой интересный феномен второй стадии построения предложений — это расширение правил или сверхрегуляризация. Именно об этом говорили.две маленькие девочки в беседе о золотых рыбках, когда одна из них создала новую форму превосходной степени прилагательного (badder, baddest, worser и worsest). Можно обнаружить такую же «ошибку» в создании прошедшего времени, например wented, blowed или sitted, или множественного числа слов-исключений, например teeths и blockses (Fenson et al., 1994; Kuczaj, 1977; 1978). Стан Кужай указал на то, что маленькие дети сначала осваивают небольшое количество правильных форм глаголов в прошедшем времени и правильно их используют какое-то время. Затем они почти внезапно открывают правило присоединения ed и распространяют это правило на все глаголы. После этого они последовательно переучиваются употреблять глаголы-исключения. Согласно одному недавнему исследованию (Marcus et al., 1992), уже среди дошкольников это вид «ошибки» встречается нечасто, составляя только примерно 2-3% из всех глаголов прошедшего времени в английском языке.

Сложные предложения: 30-48 месяцев

После того как дети поняли, как образуются флексии и основные виды предложений, например отрицательные и вопросительные, они быстро начинают строить очень сложные предложения, используя союзы для объединения двух высказываний или для образования придаточных предложений. Ниже приводится несколько примеров из работы де Виллиерса и де Виллиерса (de Willuers & de Willuers, 1992):

Я не понял этого, а Тедди понял!
Я собираюсь сесть на тот стул, на котором сейчас сидишь ты.
Так где, ты говоришь, положил мою куклу?

Все же более сложные и трудные виды предложений появляются во время обучения в начальной школе, и количество ошибок, связанных с расширением правил, сокращается (Bowerman, 1985). Например, пассивный залог, как в предложении «Пища поедается кошкой», еще сложен для понимания даже в 5-6-летнем возрасте и нечасто используется в спонтанной речи еще несколько лет после указанного возраста. Но это уже относится к языковым тонкостям. В действительности на возрастном промежутке между 1-м годом и, приблизительно, 4-м годом жизни ребенок совершает гигантский шаг вперед, когда переходит от единичных слов к сложным вопросительным, отрицательным и императивным предложениям.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Вконтакте Подписаться на новости Подписаться на новости Подписаться на новости

Популярные статьи

Беременность: факты и решения

Беременность - это драгоценный дар для счастливых супругов, в особенности когда у них…

Тренинг детско-родительских отношений «Дочки - сыночки -…

Когда в классе происходит какая-то конфликтная ситуация между детьми, коррекцию детских…

Воспитание - строгость или вседозволенность?

В теории воспитания детей существует два подхода, которые однозначно не верны, — это…

Рабочее место для школьника

Если в семье есть школьник, то независимо от площади квартиры и наличия у ребенка…