Вс12042016

Обновление09:33:56

О половом воспитании подростков

О половом воспитании подростков

В процессе общения родителей со своими взрослеющими детьми нередко возникает вопрос об интимных отношениях подростков, сверхранних половых связях, то есть связях, возникших до наступления физиологической, психологической и социальной зрелости. Этот сложный вопрос не следует обходить стороной, как это, к сожалению, слишком часто бывает. Именно от нас, взрослых, прежде всего родителей, а не из сомнительных источников молодежь должна получать сведения, касающиеся интимных отношений.

В потоке поступающей информации все чаще звучат голоса об оправданности и даже желательности раннего вступления в половые контакты. По наблюдениям белорусских  ученых  0,7% девушек и 3,4% юношей имели первый сексуальный опыт в возрасте до 15 лет. В России ежегодно беременность прерывают примерно 40 тысяч девушек-подростков в возрасте до 17 лет. Почти каждая третья девушка, вступившая в половую жизнь, узнала о способах предохранения только от своего партнера

Итак, «нас пыл сердечный рано мучит...» Чем это можно объяснить? Только акселерацией, которая на 2—3 года ускорила наступление соответствующих психофизических процессов? Нет, конечно! Имеют значение и многие другие факторы. Это, по мнению социологов, урбанизация, научно-техническая революция, эмансипация женщин... Кроме того, сдерживающее влияние семьи уменьшается, поведение молодых людей трудно контролировать. А возможностей общаться стало гораздо больше — соцальные сети, ночные клубы, развлечения. Да и сами нравы меняются. Раньше половая мораль была строже, и вовсе не потому, что люди были целомудреннее. Над ними довлел страх перед богом, людской молвой, венерическими болезнями и другими последствиями. Сейчас религиозные ограничения, естественно, ослабли. Меньше страшат пересуды: 46 процентов родителей юношей спокойно относятся к добрачным связям своих несовершеннолетних детей, считая их «допустимыми и естественными». Среди родителей девушек так думают 27 процентов. Это вовсе не значит, что родителям безразлично, чем занимаются их дети, но они сознают реальные границы своей власти.

Распространению ранних добрачных интимных отношений способствует и ослабление моральных норм. К сожалению, ранняя близость среди молодежи становится все доступнее, происходит все с меньшими душевными затратами. Отсутствие культуры чувств, духовная нищета для некоторых делают неважным, кто партнер сегодня, а кто завтра.

Что делать? Этот вопрос задают многие родители, учителя, он волнует наше общество. Как же на самом деле быть? Закрыть на все глаза, жить по принципу вседозволенности и невмешательства? Конечно, нет! Речь идет о проблеме не только индивидуально нравственной, но и социальной. Ведь последствия этого довольно печальны: нестойкие браки, тревожные демографические показатели, венерические болезни... Как бороться с этой очевидно вредной тенденцией? Может быть, родителям, воспитателям стать гораздо строже? Но какой толк строить барьеры там, где они будут сорваны? Не будем забывать, запретный плод сладок... Следовательно, не так все просто: и разрешить невозможно, и запрещать бессмысленно. Так что же делать? Путь один: воспитывать, учить ребенка, подростка культуре чувств, культуре общения, учить, пока он не стал жертвой дезинформации, не попал под чье-либо дурное влияние. Учить надо в первую очередь дома, в детском саду, затем в школе. Но как и когда коснуться наиболее сложной области человеческих отношений— любви, в том числе половой?

Справедливо считают, что в общих вопросах полового воспитания тема любви — ключевая. Как только сын или дочь психологически готовы к разговору о любви, родители приобретают уникальную возможность для дальнейшего воспитания или, если это необходимо, их перевоспитания.

Беседа о любви — это всегда откровенный разговор о культуре чувств, поступков, о духовных ценностях. При этом подчеркивается главное: истинная любовь приходит лишь к настоящему человеку. Конечно, бывает и так, что светлая, романтическая любовь избирает «предметом» недостойного. Но настоящего человека и неудачная, и неразделенная любовь не приведет к разочарованию, она дает обогащающий душу опыт.

Недопустимо культивировать возвышенно-идиллический, оторванный от реальной жизни образ любви, любви как сплошного удовольствия и безмятежного счастья. Мы убеждаем молодежь в том, что любовь — это не только праздник, но и будни, огромный труд души, что это и большая ответственность, которую далеко не все осознают.

Говоря о любви, мы, естественно, касаемся и вопросов интимной близости. Обходить этот «острый угол» нельзя. Во-первых, потому, что сведения о половой жизни подростки получают еще до 13—14 лет. Правда, эта информация далека от истины и содержит значительные дозы цинизма. Интерес молодых людей к интимной стороне жизни вызывается пробудившимся половым влечением и подогревается фильмами, рассказами опытных приятелей. Во-вторых, в откровенных беседах молодежь интересует именно данный вопрос и ответ на него из компетентных уст. Замалчивание воспринимается подростками как несправедливость, недоверие, табу, которые закрывают от них вещи, имеющие в жизни несомненное значение. Сексологические темы не занимают в беседах особого места, а рассматриваются в контексте всей проблемы пола, ее биологического, медицинского или социально-нравственного аспектов.

Абстрактные разговоры о любви, не удовлетворяющие подростка, могут толкнуть его к поиску самостоятельного решения. При этом, встретившись «...с жизненной ситуацией, не предусмотренной общими схоластическими рассуждениями о дружбе и любви, такие подростки оказываются беззащитными и не всегда способны выбрать правильный путь решения вставших перед ними проблем»,— не без оснований замечает социолог 3. Янкова. Для выбора же правильного пути нужны ориентиры, надо уметь объективно оценивать все «за» и все «против» ранних добрачных интимных отношений. Ведь есть литература, где отражаются мнения не только противников, но и сторонников ранней близости. Наша задача— помочь молодежи разобраться в этом.

Обоснованные научные данные должны убедить молодежь в том, что в любви есть два компонента — личностный и чувственный. Первый из них проявляется в нежном, бережном, сугубо избирательном отношении только к одному, единственно необходимому человеку, общение с которым приносит счастье. Чувственный компонент— стремление к чисто физической близости — не всегда носит подобный избирательный характер.

У юношей сравнительно рано пробуждается второй, чувственный, и гораздо позже — с наступлением эмоциональной зрелости — личностный компонент любви. У девушки нет, как правило, потребности в физическом сближении, в любви с самого начала преобладает личностный компонент: она восхищается своим избранником, радуется его вниманию, нежности. Девушки эмоционально, духовно богаче, и одно из проявлений этого свойства— их чуткость, которая дает возможность устанавливать пределы отношений с мужчиной.

Если говорить о молодежи, уже вступившей в стадию половой зрелости, то существует ряд обстоятельств, которые можно использовать в качестве аргументов как за, так и против добрачных интимных отношений. Можно привести данные Г. Малевской, согласно которым петтинг, оказывает положительное влияние на сексуальное развитие женщины. Известны мнения и других современных сексологов, оправдывающих, хотя не полностью, добрачные интимные отношения. Последние якобы необходимы для удовлетворения физиологических потребностей акселератов, развития эмоций, которые впоследствии полезны в супружестве, а в случае выявления психологической несовместимости можно разойтись легко и без осложнений. Кроме того, психогигиенисты считают, что ранняя интимная близость способствует развитию гетеросексуальных эмоций (гетеросексуализм — половое влечение к особи противоположного пола). Это может иметь значение в деле предупреждения гомосексуализма (противоестественное половое влечение к особям своего же пола).

Наряду с этим выдвигаются очень веские аргументы совершенно противоположного характера, убеждающие в том, что раннее удовлетворение чувственности вредно, ибо отрицательно влияет на физическое и умственное развитие, препятствует дальнейшей семейной адаптации, тормозит сексуальное пробуждение женщины. Нельзя сбрасывать со счета и такие нравственно-психологические стороны вопроса, как опасность огласки, осуждения со стороны окружающих, чувство вины в результате осознанного нарушения моральных, этических, юридических и других норм.

Биологическую ответственность за интимную связь несет прежде всего женщина: ей выносить беременность, роды, воспитывать ребенка, если останется одна. Поэтому женщине природа предписывает быть особо осмотрительной, гораздо более осторожной, чем мужчине.

Но, быть может, мотивы, побуждающие к ранней близости, столь оправданы, что допускают риск возможных тяжелых последствий? Ответ на этот вопрос мы получили при изучении анонимных анкет, которые заполнили 500 юношей и девушек Ставрополя. 68,4 процента девушек и только 13,5 процента юношей объяснили свое раннее вступление в половую связь любовью. Зато почти 57 процентов юношей ответили, что это было продиктовано их собственным желанием, среди девушек этот мотив ограничивался 11,8 процента. Эти данные созвучны с высказыванием Б. Спока: «Особенности мужчины, даже порядочного, в том, что он, пытаясь добиться благосклонности женщины, способен преувеличивать свою любовь или увлечение». Такой мотив, как любопытство, дал соотношение: 16,5 процента юношей и 16,8 процента девушек.

Каково же психоэмоциональное состояние девушек? Только 12 процентов были удовлетворены установившимися отношениями, 43,8 процентов испытывали стыд, остальные — угрызение совести, разочарование, безразличие.

Следовательно, стирание границ дозволенного далеко не всегда открывает путь к счастью, радости, напротив, гораздо чаще оно вызывает отрицательные эмоции. Девушка-подросток сталкивается с тем, что юноше, добившемуся близости, не всегда свойственны благородство и верность, бескорыстие и надежность. Он обычно не планирует вступить с ней в брак, опасаясь супружеской неверности, и покидает «любимую». Некоторые девушки, оправдывая свою уступчивость, признаются, что юноша не захотел бы с ними встречаться, если они вели бы себя как «принцессы». А нужен ли девушке такой спутник? Согласна ли она платить достоинством, будущим счастьем, честью (как правило, не получая при этом никакого удовлетворения) за сомнительное удовольствие угодить человеку, который нравится? И чем можно оправдать безволие девушки и ее роковую покорность «судьбе»? Наконец, еще одно важное обстоятельство: если в результате установившихся отношений с таким юношей зародится новая жизнь, как будет вспоминать она человека, который мимоходом стал отцом, не став мужем?

Итак, вследствие торопливости, необдуманности, доверия к человеку, не заслуживающему этого, возникла нежелательная беременность. Дальше, как говорится, возможны варианты, один другого хуже. Вариант первый — вынужденный брак; по выражению социологов, это «фактор высокого риска с точки зрения успешности будущего супружества»— как правило, такой союз все равно недолговечен. Вариант второй — ребенок появляется в неполной семье. Вариант третий — аборт. Единственный, пожалуй, случай, когда женщина сознательно идет на операцию, ухудшающую ее здоровье.

Не выдерживает критики и другой мотив раннего вступления в интимную близость — необходимость пробы физиологической совместимости. Надо знать о существовании, особенно у женщин, синхронности между психологической и сексуальной совместимостью: будет глубокое чувство к данному человеку, будет и гармония интимная, не будет тяготения — уйдут и радости телесных наслаждений.

Все это справедливо не только для девушек, но и для юношей. Половое воздержание до полного физиологического созревания им полезно. Это положение мы уже ранее аргументировали.

У некоторой части молодых людей существует мнение, что «настоящий мужчина» — это тот, кто вступил в близость с несовершеннолетней девушкой или стремится к ней. Подобные представления противоречат истинной мужской чести. Унижая девушку, юноша унижает себя.

Справедливо считает А. С. Меликсетян, что каждому человеку свойственны колебания, сомнения и промахи. Но имеются определенные линии поведения, которые очень четко разграничивают добро и зло, нравственное и безнравственное. Поэтому в зависимости от того, как юноша относится к девушке, можно судить о его жизненных установках вообще, о его великодушии, благородстве, этических нормах и представлениях.

Нет ничего более постыдного и антимужественного, чем бравировать перед друзьями благосклонностью девушки, а тем более интимными отношениями. И уже совсем недостойно юноше воспользоваться минутной слабостью девушки, случайными обстоятельствами, толкнувшими ее на шаг, о котором она будет жалеть. В бережном, нежном отношении юноши к девушке — главный корень мужественности. Сексологи утверждают, что юноши так же, как и девушки, вне любви не способны пережить той гаммы чувств, того счастья, которые даются любящим людям.

Таковы доводы, свидетельствующие против ранних интимных отношений и об отрицательных их последствиях. Об этом следует говорить, опираясь на веские доказательства.

Концепция «свободного от предрассудков» интимного поведения широко рекламируется сегодня средствами массовой информации, так как она, якобы, свидетельствует о свободе личности. Из этого следует, что целомудрие до брака — предрассудок, устаревшее понятие моралистов и ханжей. Любовь, в истинном понимании этого слова, оказалась расчлененной. Лишившись свойственных ей духовных качеств, она превратилась в примитивный инстинкт, в бездуховного идола. Попраны такие общечеловеческие понятия, как достоинство, честь, порядочность, чувство долга. Создатели этого идола преследовали не только меркантильные цели (бизнес на проституции, порнографии), но и политические— одурманить молодежь, отвлечь ее от других социальных проблем. Распространяя свои «концепции» по вопросам любви, интимных отношений среди нашей молодежи, западная пропаганда адресуется к наиболее доверчивой ее части. В результате молодые люди, у которых собственное мировоззрение еще не сформировалось, стремятся отбросить обычаи, критерии поведения, выработанные старшими поколениями.

Правы социологи, считающие, что воспитание чувств сегодня — это двуединая задача. С одной стороны, мы идем к более свободному, более естественному взгляду на интимные отношения, исключая ханжество, морализаторство. А с другой стороны, необходимо воспитывать понимание ничтожности примитивного, бездуховного эротизма, оголенного физического влечения, не окрыленного глубоким и ярким чувством. Еще Платон писал, что «не всякий Эрот прекрасен и достоин похвал, а лишь тот, который побуждает прекрасно любить». Не об этом ли строки древнего индийского трактата «Ветки персика»— «Три источника имеют влечения человека: душу, разум и тело. Влечение душ порождает дружбу. Влечение ума порождает уважение. Влечение тела порождает желание. Соединение трех влечений порождает любовь»?

Понимают ли это те юноши и девушки, которые, стремясь к взрослости, рано становятся на путь вседозволенности, обедняя себя душевно и подвергая серьезному риску свое здоровье?

С другой стороны, понимают ли родители, что сейчас происходит смена моделей поведения молодежи в важнейшей для нее сфере? Нравится нам новая ситуация или не нравится, а считаться с ней необходимо. Это вовсе не означает, что следует идти по проторенному пути морализаторства, с зазубренными истинами про «девичью честь», «женскую гордость». Мы ведем речь о постоянных уроках жизни, о системе воспитания будущего семьянина с первых лет его жизни. Слишком часто этот процесс становления личности родители передоверяют воспитателю детского сада, учителю, наконец, улице.

Вспомните, когда в последний раз вы вели со своими детьми задушевный разговор? Не кажется ли вам, что, когда интимные вопросы становятся для дочери или сына слишком серьезными и сложными, подростки оказываются с ними один на один?

Надо, наконец, признать, что несовершенство наших детей — это в первую очередь наши с вами несовершенства, пробелы в нашем воспитании и самовоспитании. Они часто возникают вследствие малой осведомленности взрослых о так называемых «группах риска», о тех подростках, особенности которых создают повышенную опасность отклоняющегося поведения. Таковы, прежде всего, подростки с акцентуациями характера. Этим термином профессор А. Е. Личко называет не болезнь, а крайний вариант нормы, однобокое развитие характера, преобладание какого-то одного свойства. Это — результат неправильного воспитания, неблагоприятных жизненных обстоятельств и влияния определенных врожденных факторов. Следствием акцентуации являются трудности в нравственном развитии подростка, в его адаптации к требованиям жизни, что приводит к отклоняющемуся поведению, в том числе половому. К группе риска можно отнести несколько типов акцентуаций.

Неустойчивый тип характеризуется слабовольностью подростка. Он плывет по течению: не стремится учиться, трудиться, зато явственна тяга к развлечениям. Все дурное к нему липнет: выпивает, хотя не имеет склонности к алкоголю, рано вступает в половую близость («за компанию»), С подобными ребятами нравоучительные беседы безрезультатны, необходима родительская власть — неотступное руководство, житейский контроль за каждым шагом.

Конформный тип акцентуации проявляется повышенной внушаемостью подростка. Он способен трудиться, быть чем-то увлеченным — но лишь следуя за положительным лидером либо подчиняясь авторитету родителей. Если его нет, то подобного подростка поведет за собой сверстник с отрицательными склонностями, он начнет выпивать, хулиганить, искать интимных связей.

Гипертимный вариант акцентуации характера — это воплощенная сверхобщительность, сверхактивность, предел оптимизма. В компании и за компанию они пойдут на все, вплоть до правонарушений. Они испытывают сильное эротическое влечение, склонны к ранней и беспорядочной половой жизни.

Эти подростки нуждаются в интересном деле, в трудных поручениях. Их нельзя ни на миг выпускать из-под ненавязчивого контроля.

Эксплозивная акцентуация характера наблюдается обычно у физически рано созревшего подростка. Он упрям, к цели идет напролом, настойчив, практичен, недоверчив, часто хитер, жесток, стремится к лидерству. Он вспыльчив и в состоянии аффекта, в особенности под влиянием алкоголя, способен совершить серьезный проступок. В отношениях с девушками не столько влюбляется, сколько ревнует, рано стремится к половой близости. Такой подросток при умелом, справедливом отношении взрослых — одобрение позитивных поступков и резкое осуждение негативных — не просто, но находит свое место в жизни. О таком затем будут говорить: «Настойчивый, требовательный, деловой, но с тяжелым, неуживчивым характером».

Гиперэротическая акцентуация характеризуется повышенной сексуальностью - чрезмерным интересом к половой жизни. Это результат промахов в половом воспитании и фиксации на пробуждающемся половом влечении. Подобные подростки часто ведут разговоры на сексуальные темы, бывают пошлыми. Задача их родителей заключается в решительном отпоре, разоблачении пошлых слов и выходок. Необходимо также искать интересы и занятия, которые вытеснят «сексуальную озабоченность» подростка, подыскать ему компенсацию в тех областях, где он способен более всего проявить себя.

Надо знать, что чем ниже умственное развитие подростка, тем выше опасность его ошибок в половом поведении и тем более бдительными должны быть родители. Необходимы беседы о цене ошибок (особенно для девушки), примеры из жизни, то есть требуются и просветительские, и воспитательные усилия.

Е.Д. Марьясис
А.Г. Ахвердов

О половом воспитании подростков.

Читайте также:
Советы родителям подростков.
Беременность у подростков.
Суицидальное поведение подростков.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Вконтакте Подписаться на новости Подписаться на новости Подписаться на новости

Популярные статьи

Почему мужчины теряют желание?

Им не нужен секс без любви, им не нужен секс по требованию, им, похоже, вообще не нужен…

Как научиться целоваться правильно?

Поцелуй является, так сказать, визитной карточкой человека, благодаря ему можно получить…

Кризис среднего возраста - выдумка?

45-летний мужчина покупает «Porsche», о котором мечтал много лет, отращивает бороду и…

Семейное обучение. Родитель в роли учителя

Семейное образование сегодня можно отнести к инновационным явлениям в российской…