Ср08152018

Обновление08:40:13

Воспитание без наказаний - что же делать, когда ребенок не слушается?

Воспитание без наказаний

Сказка про зайчика

Бывает, родители спешат с утверждением: «Без наказаний невозможно!» Но всегда ли мы прилагаем усилия, чтобы действительно обойтись без них? Вот малыш не хочет идти домой — так заигрался во дворе. Мама кричит, шлепает ребенка, он плачет. Но если у мамы есть в запасе недлинные сказки, коротенькие забавные истории...

А сколько скандалов из-за того, что малыш не хочет класть на место свои игрушки! А он, бедный, стоит, с испугом смотрит на гору машинок и кубиков — не понимает, как и с чего начать. Но если мама скажет: «Зайчик плачет — свободное место только рядом с волком, он боится. Поможем зайчику? С кем бы ему поменяться? Кто волка не боится?» Постепенно ребенок привыкнет убирать свои игрушки: процедура перестанет казаться ему сложной и страшной, и он научится справляться с ней сам.

Дружба вместо  дрессировки

Но наступает возраст, когда «зайчиками » уже не обойтись. Чем тогда заменить наказания? Ничем. Ничем, кроме одного, главного: созданием таких отношений между детьми и родителями, при которых никакие наказания не нужны. При которых огорчение родителей, их осуждение — и есть самое значимое наказание.

Как же построить такие отношения?
Потребуются усилия и терпение.

С малых лет ребенка относитесь к нему не как к объекту, данному вам для дрессировки и беспрекословного послушания, а как к другу. Да, нуждающемуся в опеке, указаниях, но прежде всего — другу. Вот мама ведет в школу сына лет семи. Кричит на весь школьный двор. Из ругательств, которые сыплются на голову мальчика, «дрянь» и «гад» — самые безобидные. О каких близких, доверительных отношениях может идти речь?! Станет сын подростком. Разве захочется ему делиться с матерью своими проблемами, трудностями, разве обратится он к ней за советом? Маму заменит компания в подворотне. И пусть женщина не удивляется, что сын ей грубит...

Воспринимать сына или дочь как друзей — значит интересоваться всем, что значимо для них: товарищами, увлечениями, планами, а не только отметками. Вспомните, когда в последний раз вы играли с вашим малышом, читали ему хорошую детскую книжку? Когда разговаривали с вашим подростком о том, что интересует его? О самом близком друге, самом хорошем учителе, о том важном, что было в школе или на кружке? Советовались ли с ним о том, как лучше всем вместе провести выходные? Вот с этого и надо начинать... Если вы воспринимаете ваших детей как друзей, как же не поделиться с ними всем значимым, что происходило с вами в вашем детстве, в молодости, вашими теперешними достижениями и трудностями на работе, вашими огорчениями.

Помню, как сблизил меня, школьницу, с отцом его откровенный рассказ об эпизоде, случившемся во время войны. Отец был военным хирургом (награжденным орденом Отечественной войны). Он оперировал на передовой. На поле боя лежали несколько раненых. Девушки-санитарки не смогли перенести их в лазарет. Отец выбежал им на помощь. Но тут начался обстрел. Доктор побежал обратно. Санитарки — за ним. Через несколько секунд отец опомнился и мысленно сказал самому себе: «Что же это я делаю?!» И бросился к раненым. Санитарки — за ним. Они унесли в лазарет всех солдат и не пострадали сами.

После этого разговора я стала без стеснения делиться с отцом всем, что меня беспокоило. Взаимный интерес, взаимная откровенность — основа основ дружеских отношений, фундамент, на котором строится воспитание.

И не обязательно тратить много времени. Искренняя 15-минутная беседа куда важнее нудных нотаций и «выволочек».

И, поверьте, никакие неприятности: неразделенная влюбленность, «двойка», несданный ЕГЭ, конфликт с товарищами или учителями — не толкнут молодого человека на суицид, к употреблению наркотиков или к дурной компании. Зачем? Ему хорошо и тепло дома, у него есть, с кем поделиться, есть родители, которые поймут его, и правого, и виноватого.

Важно также, чтобы дома не было постоянного уныния, жалоб на жизнь, чтобы в перспективе всегда было что-то интересное, радостное: интересная поездка или поход, катание на лодке, сбор грибов, посещение детского спектакля...

За гранью возможного

Теперь насчет пресловутого «а если не слушается»... Ребенок не слушается в двух случаях. Если между ним и его родителями не сложились те самые близкие, душевные отношения, о которых мы только что говорили. Откуда, в самом деле, возьмется в человеке (взрослом или ребенке) желание выполнить просьбу того, кто вечно кричит, угрожает, оскорбляет? Вторая причина непослушания — требования к ребенку непосильны для него.

Все ли родители учитывают, что малыш не может сидеть тихо и неподвижно — ему необходимо движение? Это скажет любой педиатр. А что за движение без шума? Если очень нужно, чтобы ребенок посидел тихо, облегчите ему задачу — дайте раскраску, забавные картинки, кубики...

У четырехлетнего мальчика диабет. Родители, уходя из дома, поставили вазу с конфетами в буфет и потребовали у сына, чтобы он буфет не открывал (ключ хранился в одном из ящиков комода) и до конфет не дотрагивался. Разумеется, мальчик буфет открыл, конфетами наелся. Его наказали. А разве нельзя было держать конфеты в недоступном для ребенка месте? Родители хотели воспитать у сына силу воли. Но в определенном возрасте она еще не может быть сформирована! И мы, взрослые, всегда ли можем преодолеть соблазны? Если бы это было легко, у нас не осталось бы ни одного наркомана и алкоголика, ни одного курящего.

Вот требование непременно учиться без единой «тройки». Не всякому оно посильно. И дело не только в способностях, но еще и в выносливости нервной системы, в уровне внимания (который не всегда поддается сознательным усилиям). Есть гиперактивные дети, для которых длительное время удерживать внимание просто непосильно.

О допустимом и немыслимом

Я не считаю злом любые наказания. Если они не унизительны, не умаляют достоинства ребенка, они не вызывают моего протеста. Например, если отменяется значимая для ребенка покупка или катание на лодке. Однако я и здесь испытываю сожаление, что родители не сумели построить с детьми отношения, при которых наказания не нужны.

Не забудем, даже Макаренко, который ввел для колонистов множество самых разных наказаний (не оскорбительных, разумеется), категорически возражал против любых наказаний в семье. Потому что отношения в семье должны строиться на другой основе, чем в коллективе. Ни один начальник, шеф, не в состоянии быть душевно близким с каждым из своих подчиненных. Да никто и не ждет от него этого, не нуждается в этом. А в семье такие отношения — основа основ. И в заключение — о важнейшем. Можно соглашаться или не соглашаться с советами о воспитании без наказаний. Но есть вещь, о которой разных мнений быть не может. Вещь, на которую должно быть категорическое табу.

Я говорю о физических наказаниях. Нет ни одного известного, успешного психолога, невролога, педиатра (ни у нас, ни за рубежом), который самым решительным образом не возражал бы против физических наказаний ребенка. Макаренко писал в «Книге для родителей»: «Ребенок, которого бьют в семье, всегда несчастен. Он может на какое-то время отстраниться от того, чего боится, радоваться чему-то, но он живет под постоянным стрессом, под страхом наказания. Какое уж тут “счастливое детство”?»

Психологи утверждают, что человеку, чье детство не было счастливым, радостным, трудно во взрослой жизни стать счастливым. Потому что у него нет опыта счастья, он не знает, что это такое, просто не умеет быть счастливым и во всем видит мрачную сторону. Работники правоохранительных органов, имеющие дело с «трудными» подростками, говорят, что все эти дети — биты родителями. Причем с того возраста, когда о серьезных проступках речь не шла. Жестокость может породить только жесткость.

Как педагог, много работавший с «трудными» детьми, могу подтвердить: наиболее жестоки, лишены дара сочувствия именно битые дети. И когда мама подростка жалуется на его «бесчувствие» по отношению к ней, мне хочется спросить ее: «А когда ваш сын, еще маленький, кричал под ремнем, вы ему сочувствовали? Вы прекратили экзекуцию?» Дар сопереживания погиб тогда. Потому что когда ребенку скверно, ему не до сочувствия другим.

Я прямо говорю родителям: «Если вы наказываете вашего сына или дочь физически, вы лишаете его дома. Советоваться с бьющими родителями, просить у них помощи никто не пойдет. Вы сами не обратились бы за советом к тому, кто поднимает на вас руку! А если вы настолько порвали душевные связи с ребенком, что он не может прийти к вам за помощью и советом, значит, он сирота — при живых родителях. И даже если, несмотря на нерадостное детство, сын или дочь все же вырастут понимающими, добрыми людьми, то ваши отношения с ними останутся отдаленными. А как можно влиять на человека, воспитывать его, если он от вас закрылся?»

Избавившись от пагубной привычки воспитывать ремнем и подзатыльниками, работая над строительством новых отношений с детьми, вы неожиданно для себя увидите, что больше не нужны никакие наказания.

Инна Яковлевна Кленицкая

Воспитание без наказаний -
что же делать, когда ребенок не слушается?

Читайте также:
Воспитание девочек.
Воспитание мальчиков.
Единственный ребенок в семье - особенности воспитания.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Вконтакте Подписаться на новости Подписаться на новости Подписаться на новости

Популярные статьи

Методы обучения на работе

Как явствует из названия, методы обучения на работе реализуются непосредственно на…

Конфликтный класс

Достаточно часто процессы, происходящие во "внутренне конфликтном" классе, можно…

Работа психолога с учащимися с выученной беспомощностью

Беспомощность — это понятие обыденного языка, включающее в себя три смысловых аспекта: не…

Классный час "Выбор профессии – это серьезно"

Цель: Ознакомление с принципом обоснованного выбора профессии, разумного планирования…