Пт12092016

Обновление09:33:56

Информационный поток

Информационный поток

Перегруженный мозг



Информационный поток


Содержание:

Когда мы смотрим новости по телевизору и параллельно читаем бегущую строку в нижней части экрана, сообщающую о курсе акций, нам кажется, что наш мозг перегружен. Если мы пытаемся поглотить как можно больше информации, то рабочая память функционирует с максимальным напряжением. Некоторые зоны лобной и теменной долей нашего мозга ограничивают объемы информации, которую мы можем воспринять. Когда мы читаем какую-нибудь сложную статью в Интернете и в то же время стараемся не отвлекаться на рекламные ролики, попадающие в поле зрения, мы выполняем задачу на отвлечение, которая требует участия рабочей памяти. Когда нам понадобится «помощь» в программе Word, нам наверняка придется читать каждую инструкцию по много раз, поскольку наша рабочая память перегружена информацией.

Шквал информации, который обрушивается на нас, предъявляет новые требования к нашей рабочей памяти. Новые технологии постоянно меняют окружающий нас информационный пейзаж. С появлением мобильных технологий мы все чаще выполняем два дела одновременно. Я имею в виду, что мы говорим по мобильнику и при этом делаем что-то еще. Мы уже можем подключать переносные компьютеры к беспроводному Интернету на улицах и в магазинах. Автомобильные навигаторы все активнее внедряются в нашу повседневную жизнь, и я с нетерпением жду первых исследований о том, насколько они тормозят реакцию у водителей. Некоторые футуристические идеи, такие как, например, дисплеи, вмонтированные в очки, уже становятся реальностью. Сейчас, когда мы поглощаем все большее количество информации и нам приходится все чаще отвлекаться, нам кажется, что мы рассеянны и не способны сосредоточиться. Вспомним уже описанные ранее проблемы с синдромом дефицита внимания, возникающие у современных офисных служащих. Возникает порочный круг — внешняя среда предъявляет новые требования, а нам кажется, что наши интеллектуальные ресурсы на исходе. К счастью, нет ни одного исследования, которое доказало бы, что способность концентрироваться ухудшается, когда ситуация требует интенсивной умственной отдачи. Наоборот, многие факты свидетельствуют о том, что именно в ситуациях, когда мы максимально напрягаем наш интеллект, мы закаляемся. Одно из объяснений эффекта Флинна заключается как раз в том, что именно благодаря новым требованиям и новым критериям мы все лучше обрабатываем информацию и успешнее решаем повседневные и перспективные задачи.

А чувство, что мы не в состоянии сконцентрироваться, возникает потому, что новые требования превышают возможности нашей рабочей памяти, и мы начинаем испытывать дефицит внимания и сложности с концентрацией. Здесь действует тот же механизм, что и при СДВГ, когда нарушается равновесие, и наши способности не соответствуют требованиям. Если проанализировать повседневную ситуацию, типичную для каждого из нас, то мы убедимся в том, что не сами по себе объемы информации негативно влияют на наши способности. Просто меняется характер самих требований. Когда сегодня мы одновременно говорим по телефону и удаляем не представляющие ценности электронные письма, мы, может быть, делаем это на 10 процентов лучше, чем три года назад. Но с другой стороны, количество электронных писем в день возросло на 200 процентов. Таким образом, по нашим ощущениям, нам не хватает интеллектуальных ресурсов, хотя наши навыки при этом на самом деле совершенствуются. И в этом нет никакого противоречия.



И все же я вовсе не призываю безоговорочно смириться с тем, что нас захлестывает информационный поток, и уповать на то, что он способствует тренировке наших интеллектуальных способностей. Просто не следует забывать, что наши возможности обрабатывать информацию ограниченны. Когда требования завышены, то это приводит, в частности, к автомобильным авариям, причиной которых стали постоянные разговоры по мобильным телефонам.

Другой фактор, который настораживает в связи с информационным взрывом, — это фактор стресса. Постепенно копилка наших знаний о стрессе пополняется. Многие исследования показывают, что высокое содержание гормонов стресса негативно воздействует на сердце, сосуды, иммунную систему, да и на весь организм в целом, включая мозговую деятельность. Что касается мозга, то от стресса ухудшается как рабочая, так и долговременная память. Установлено, что очень сильный стресс, такой как посттравматический стресс- синдром, влияет на гиппокамп, структуру мозга, ответственную за складирование информации в долговременной памяти. Но это относится к продолжительным стрессам высокого уровня. Умеренный стресс может оказывать положительное воздействие; точно так же, как у степени бодрствования есть оптимальный уровень.

Впрочем, связь между количеством информации и гормонами стресса неоднозначна. В книге «Почему зебры не болеют язвой желудка» Роберт Саполски обобщает результаты своих исследований и исследований других ученых о стрессе и вызывающих его факторах147. Уровень стресса зависит от контекста и от того, как мы сами оцениваем ситуацию, с которой столкнулись. Ключевым понятием здесь является чувство контроля. Стресс в первую очередь возникает в ситуациях, которые кажутся нам безвыходными. Тот, кто внушил себе, что не может повлиять на обстоятельства, автоматически чувствует себя беспомощным. То есть стресс в большой степени — вопрос нашего собственного отношения к жизни. Технологические проблемы, от которых у одних опускаются руки, другим представляются всего лишь забавными недоразумениями.

В одном из исследований изучали, как люди воспринимают поток электронных писем148. Оказывается, большинство утверждает, что получает слишком много писем и что они часто не в состоянии на них ответить. Интересно, что реакции совершенно не связаны с количеством получаемых писем. Те, кто получает по 20 писем в день, жалуются не меньше тех, кто получает по 100. Если мы будем относиться к потоку информации с чувством юмора и считать, что чем больше информации мы воспринимаем, тем больше мы развиваем свои способности, то, может быть, и давление информационного стресса уменьшится?



Не так уж часто нам удается превзойти пределы своих возможностей. Но это не значит, что к этому не следует стремиться. Мы ведь сами нередко хотим получить побольше впечатлений. Именно эти качества — любознательность и азарт — эксплуатируют разработчики и производители компьютерных игр. Фирма Nintendo выпускает портативные компьютеры Game Boy, которые в первую очередь предназначены для детей младшего возраста. В модифицированной версии у компьютера два экрана, на которых можно играть одновременно. Можно только догадываться, что Nintendo провела основательный маркетинг и выяснила, что эта версия больше нравится детям и молодежи. Что касается портативных пультов, используемых в игре, то за последние десять лет у них стало больше кнопок и функций, а не меньше. Да и само содержание игр все время усложняется.

Мы по собственной воле мобилизуем все наши ресурсы, когда нам надо одновременно выполнить два дела, или когда на нас обрушивается шквал информации. Ведь когда на деловой встрече мы достаем мобильный телефон, чтобы послать эсэмэску, или смартфон, чтобы прочесть электронную почту, мы делаем это добровольно, а не потому, что являемся жертвами неумолимого технологического прогресса. Стивен Джонсон считает, что сериалы со временем усложняются, а не упрощаются. Чтобы воспринять многосюжетные параллельные истории, мы прилагаем максимум интеллектуальных усилий. В сложных сюжетах и сложных программах есть что-то заведомо привлекательное. Джонсон считает, что сложные компьютерные программы стимулируют наши исследовательские и креативные навыки.



Американский психолог и ученый Михай Чиксентми- хайи — автор теории, согласно которой люди абсолютно счастливы, если пребывают в особом «потоковом» состоянии, в состоянии полной физической и духовной гармонии с окружающим миром149. Состояние потока — оптимальное состояние, которое достигается, когда человек полностью включен в то, что он делает.

диаграммf Чиксентмихая
Согласно диаграмме Чиксентмихайи, оптимальное состояние, или поток, возникает, когда обе переменные—требования и мастерство, находятся на высоком уровне.

Вероятно, каждый испытывал это ощущение, характеризующееся свободой, радостью, чувством полного удовлетворения, когда человек не замечает голода, усталости, забывает про сон и прочее. Если художник, рисующий картину, так поглощен своим занятием, что полностью забыл о самом себе и о времени, то он находится в состоянии потока. Потоком можно назвать и чувство энтузиазма, которое возникает, когда, например, хирург, делая сложную операцию, использует все свои способности и навыки. Спортсмены описывают эти моменты как «второе дыхание», религиозные мистики как «экстаз», а художники и музыканты как моменты эстетического восторга.

Чиксентмихайи пытается выяснить, при каких обстоятельствах возникает ощущение «потока». Он считает, что «ощущение потока» наступает, когда совпадают сложность задачи и Высокое мастерство, когда требования соответствуют возможностям.

Если рассматривать диаграмму Чиксентмихайи как ментальную карту, то состояние потока мы найдем сверху, справа. Когда способности не соответствуют требованиям, возникает стресс. Когда складывается обратная ситуация, когда мы полностью контролируем ситуацию, а требования ниже наших возможностей, у нас возникает чувство скуки. Эта карта, конечно, субъективна, но точно передает гамму состояний, которые мы испытываем, когда на нас обрушивается информационный поток.

Когда наши способности не соответствуют требованиям, мы испытываем синдром дефицита внимания (на графике на самом верху — стресс). Но заниженные требования вызывают у нас скуку и апатию. Так что нам следует постоянно удовлетворять свои потребности в получении информации и поиске новых стимулов. Мы испытываем состояние потока, когда между требованиями и способностями устанавливается равновесие. Используя весь наш потенциал, мы развиваемся и тренируем наши способности.

Когда требования к рабочей памяти соответствуют ее объему и мы балансируем вокруг магического числа семь, мы успешно тренируемся и развиваемся. Мы можем контролировать наши эмоции и мысли и выбирать те задачи, которые нам под силу решить и которые требуют мобилизации ресурсов. Остается только надеяться, что мы научимся регулировать свой внутренний компас, который поможет нам обрести равновесие и найти ту точку бытия, где на нас снизойдет «состояние потока» и мы сможем полностью реализовать свой потенциал.


ПРИМЕЧАНИЯ

147 Sapolsky, R.M. Why Zebras Don't Get Ulcers. New York: 1994.
148Об электронной почте см .: Glieck, J. Faster: The acceleration of just about everything. London: Brown Little. 2001. s. 156
149 Csikszentmihalyi, M. Finding flow. The psychology of engagement with everyday life. New York: Basic books. 1997

 
Торкель Клингберг

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Вконтакте Подписаться на новости Подписаться на новости Подписаться на новости

Популярные статьи

Развиваем чувство юмора

Каждый человек любит от души посмеяться, вот поэтому всегда приятно общаться с людьми,…

Возрастные изменения в поведении ребенка

Ребенок в этом возрасте — прелестное милое создание, занимающееся в основном тем, что…

Как стимулировать желание учиться и узнавать новое

В наши дни материальные вознаграждения за успехи в школе распространены в большинстве…

Страх потерять любовь родителей - как с ним справиться?

Страх потерять любовь мамы или папы — это особый страх. В отличие от остальных страхов…