Пт12092016

Обновление09:33:56

Значение межличностных прикосновений. Психология прикосновений

прикосновение

Содержание:

Значение и влияние межличностных прикосновений
Прикосновение как проявление позитивных чувств
Прикосновение как проявление негативных чувств
Прикосновение и дискретные эмоции
Прикосновение как игра
Прикосновение как способ оказать влияние
Прикосновение как средство управления коммуникацией
Прикосновение как физиологический стимул
Прикосновение как проявление вовлеченности в коммуникацию
Прикосновения, связанные с выполнением определенных действий
Прикосновение как средство исцеления
Прикосновение как символ
Зависимость смысла межличностных прикосновений от контекстуальных факторов
Прикосновение может быть мощной подсознательной силой в процессе коммуникации
Самокасания

Значение и влияние межличностных прикосновений

Прикосновения имеют разный смысл (Jones & Yarbrough). Авторы выполнили исследование, в котором приняли участие 39 студентов университета, юношей и девушек, в течение трех дней фиксировавших детали всех прикосновений, субъектами или объектами которых они были. Было проанализировано 1500 эпизодов социальных прикосновений. Ниже представлены выводы, к которым пришли авторы, а также данные, полученные другими исследователями.

Прикосновение как проявление позитивных чувств

Позитивное прикосновение может означать поддержку, подбадривание, одобрение, симпатию, сексуальное влечение или, если прикосновение продолжительное, оно  может сигнализировать о включенности (например, «Мы вместе!»). Некоторые прикосновения медперсонала, если они успокаивают больного и помогают ему расслабиться, тоже относятся к категории позитивных прикосновений. Такие прикосновения, как дружеское поглаживание по спине и массаж, тоже могут выражать позитивные чувства, но они могут восприниматься и как относящиеся к выполнению определенной работы, если их выполняет профессиональный массажист. Психотерапевты тоже признают важность таких прикосновений, которые свидетельствуют о позитивном отношении к пациенту, но не слишком интимны. Если прикосновение вое принимается как свидетельство межличностной симпатии, оно способно вызвать другое поведение, например пациент может стать более разговорчивым и начать лучше относиться к медицинскому персоналу (Aguilera; Pattison). Позитивный эффект, вызванный даже случайным и прикосновениями, может быть распространен на всю окружающую обстановку, о чем свидетельствуют эксперимент в библиотеке, описанный в  статье «Магия прикосновения», и исследование, проведенное в магазине, где покупатели, к которым прикасались студенты-конфедераты, более благосклонно оценили сам магазин (Hornik).

Прикосновение как проявление негативных чувств

Студенты, участвовавшее в исследовании (Jones & Yarbrough), не сообщили о большом количестве подобных прикосновений, но мы однозначно воспринимаем некоторые прикосновения как проявление негативного отношения и негативных эмоций. Удар кулаком, пощечина, крепкое сжатие руки другого человека, так чтобы он не смог убежать, — все это проявления гнева или фрустрации. Как правило, негативные прикосновения более вероятны среди детей, чем среди взрослых.

Прикосновение и дискретные эмоции

Прикосновение способно на нечто большее, чем передача позитивных или негативных эмоций в обобщенном виде. Авторы одного исследования записывали на видеопленку участников эксперимента (тех, которые прикасались), когда они пытались передать разные эмоции, прикасаясь к ладони или к предплечью другого человека (реципиента) (Hertenstein, Keltner, Арр, Bulleit, & Jaskolka). Зрители, которым были показаны видеозаписи, не просто догадались, а идентифицировали такие эмоции, как гнев, страх, счастье, отвращение, любовь и симпатию. Анализ видеозаписей позволил определить, как именно были переданы эти эмоции. Например, симпатия выражалась поглаживанием и ласкающими движениями, гнев — ударами и сильным сжатием, а отвращение — отталкивающим движением. Прикосновения также отличались по продолжительности и интенсивности.

В отличие от других невербальных сигналов прикосновение можно не только видеть, но и ощущать. Авторы упомянутого выше исследования спрашивали у реципиентов, о какой эмоции им пытались сообщить? Реципиенты не видели тех, кто к ним прикасался, — они были скрыты шторой, через которую просовывали свои руки, — и могли только чувствовать прикосновения. Гнев, страх, отвращение, симпатия, любовь и благодарность они идентифировали точнее, чем если бы это была просто догадка, однако другие эмоции — смущение, зависть, счастье и удивление — реципиенты точно не идентифицировали.

Другой способ определения с помощью прикосновения дискретных эмоций, которые испытывает человек, заключается в ощупывании руками его лица так, как это делают слепые. Даже зрячие люди, не имеющие специальной подготовки, значимо неслучайно идентифицировали таким образом шесть эмоций, причем наиболее точно идентифицировали счастье, печаль и удивление (Lederman, Klatzky, Abramowicz, Salsman, Kitada, & Hamilton).

Прикосновение как игра

Иногда мы интерпретируем собственные прикосновения и прикосновения к нам как попытки уменьшить серьезность послания, будь то симпатия или агрессия. Когда один человек совершает движение кулаком, свидетельствующее о его намерении нанести удар, но останавливается на уровне кожи другого человека, посылаемый им сигнал расшифровывается так: «Я не дерусь. Я играю». Смех или улыбка, сопровождающие это движение, могут служить подтверждением такого послания. Предел игривых прикосновений — щекотка, феномен, который привлек внимание психологов более века назад и о котором писал еще Чарльз Дарвин. Один вопрос заключается в том, почему мы не можем щекотать себя сами, а второй — непременно ли щекотать должен человек или на его месте может быть какое-то механическое приспособление. По данным (Harris & Christenfeld), машина может щекотать не хуже человека, если в ее действиях есть элемент непредсказуемости.

Прикосновение как способ оказать влияние

Когда цель прикосновения заключается в том, чтобы заставить другого человека что-то сделать, прикосновение ассоциируется с влиянием. Такие прикосновения называются «подчиняющими прикосновениями» (Jones & Yarbrough). Официантки, прикасающиеся к посетителям, получают более значительные чаевые (Crusco & Wetzel), а посетители, к которым на ходу прикасается официантка, выпивают больше спиртных напитков по сравнению с теми, к кому не прикасаются (Kaufman & Mahoney). В тех магазинах, где зазывалы прикасаются к покупателям, последние проводят больше времени и делают больше покупок (Hornik). Психологи, которые, обращаясь за помощью к студентам, прикасались к их плечам, гораздо реже получали отказы (Patterson, Powell, & Lenihan), а те, к кому прикасались после того, как они соглашались принять участие в опросе, отвечали на значительно большее количество вопросов анкеты, чем те, кто давал согласие, но к кому не прикасались (Nannberg & Hansen). В одном исследовании незнакомец на секунду или даже меньше прикасался к рукам людей, к которым обращался с просьбой подержать поводок очень активной большой собаки, пока он отлучится в аптеку (Gueguen & Fisher-Lokon). Даже этого едва уловимого тактильного контакта оказалось достаточно для того, чтобы люди соглашались исполнить эту просьбу. Точно так же женщина-конфедерат, которая обращалась к незнакомым женщинам с просьбой дать ей сигарету, чаще получала ее, если легонько прикасалась к плечу той, кому была адресована просьба. Причем в отличие от результатов эксперимента в библиотеке, описанного в статье «Магия прикосновения», охотнее исполняли просьбу те, кто помнил о том, что к ним прикасались. Прикосновение, даже без прямой просьбы, способно вызвать более активное желание помочь: когда тот, кто прикасался, уходил и ронял словно бы случайно свои вещи, тот, к кому он прикасался, первым предлагал помощь (Gueguen & Fisher-Lokon). Психологический механизм, лежащий в основе подобных эффектов, скорое всего, соединен с позитивным аффектом и человеческой связью, возникающими (неосознанно) в результате даже беглого и вроде бы несущественного прикосновения одного человека к другому, хотя эти люди и незнакомы. Данные результаты позволяют предположить, что прикосновения могут быть использованы в манипулятивиых целях. Например, официанты могут преднамеренно прикасаться к посетителям, чтобы получать большие чаевые. Разумеется, подобные действия могут спровоцировать «ответный огонь», если посетителям не понравится, что к ним прикасаются, или если они поймут, с какой целью это делается.

Помимо использования прикосновений для достижения разных целей, в частности более значительных чаевых или исполнения просьбы, люди могут использовать их и для достижения более общих целей, например для того, чтобы произвести впечатление сильного, властного или уверенного в себе человека. Барак Обама, пожимая собеседнику руку, другой рукой часто сжимает его плечо. Он может делать это, чтобы сообщить о том, что он контролирует ситуацию, но он также может делать это, чтобы продемонстрировать свое дружелюбие. Каким бы ни был мотив президента, реципиент может истолковать это либо как проявление дружеских чувств, либо как необидный акт межличностного контроля. Прикосновения иллюстрируют неоднозначную природу многих невербальных проявлений: реципиенту трудно попять намерения того, кто прикасается, а прикасающийся не в состоянии предсказать реакцию реципиента.

Прикосновение как средство управления коммуникацией

Мы стараемся структурировать или контролировать разговоры или их элементы разными способами. Эти «управленческие прикосновения» способны руководить коммуникацией, не прерывая вербального разговора. Прикоснувшись к руке, дернув за руку или похлопав по плечу, можно привлечь внимание, показать, что беседа начинается (приветствие) или заканчивается (прощание); прикосновения также могут нести некоторую ритуальную нагрузку, как, например, прикосновение к голове младенца во время крещения.

Прикосновение как физиологический стимул

Разумеется, прикосновения чрезвычайно важны на всех стадиях сексуального контакта. Они также являются сильнодействующими, но сложными стимулами и в повседневной жизни. Когда участвующих в экспериментах людей заранее предупреждают, что к ним будут прикасаться профессионально и безопасно для них, исследователи фиксируют прогнозируемое уменьшение частоты сокращений сердца (Drescher, Gantt, & Whitehead), что, как полагают, свидетельствует об успокаивающем воздействии прикосновения и имеет непосредственное отношение к важной с точки зрения эволюции связи мать—младенец. Однако когда прикосновение неожиданно и/или необъяснимо, частота сокращений сердца увеличивается. Так, по сравнению с условиями, когда к женщинам не прикасались или прикосновения ожидались (например, если нужно было сосчитать пульс), когда мужчина-экспериментатор на 10 секунд задерживал свою руку на запястьях женщин, не ожидавших этого, частота их сердечных сокращений резко возрастала. Более того, у всех испытуемых наблюдался подъем артериального давления (Nilsen & Vrana). Результаты этого исследования свидетельствуют о том, что влияние прикосновения зависит от социально-контексуальных факторов и от интерпретации прикосновений.

Прикосновение как проявление вовлеченности в коммуникацию

Иногда смысл, приписываемый прикосновению, связан с уровнем вовлеченности в общение, чуткостью или активностью коммуниканта (Afifi & Johnson). Порой прикосновение просто означает, что интенсивность коммуникации высока или что коммуникант активно вовлечен в нее. Межличностная восприимчивость может считаться позитивным аффектом, когда она разделяется обоими коммуникантами или когда один из них чувствует, что поведение другого зависит от него. Возможно, тактильное поведение, если оно воспринимается как преднамеренное, более любого другого невербального поведения заметно в общении; оно едва ли не предназначено для того, чтобы его заметили, и может вызвать сильную ответную реакцию, либо позитивную, либо негативную.

Прикосновения, связанные с выполнением определенных действий

Бывают ситуации, когда нужно помочь кому-либо выйти из машины или наши руки соприкасаются с руками другого человека, когда мы передаем что-то друг другу. Подобные прикосновения, связанные с выполнением определенных действий, Хеслин (Heslin) назвал «функциональными/профессиональными прикосновениями». Как и в иных случаях, два коммуниканта могут вкладывать в такое прикосновение разный смысл или один из них преднамеренно может стараться ввести другого в заблуждение. Знакомый пример последней ситуации — один человек прикасается к другому якобы шутя, но на самом деле хочет, чтобы это прикосновение было шагом на пути к близким отношениям. Подобное смешение функций имеет место и в исследованиях, подобных описанному в статье «Магия прикосновения» исследованию в библиотеке: прикосновение было связано с исполнением профессиональных обязанностей, во время передачи реципиенту библиотечной карточки, однако его эффект был позитивно эмоциональным.

Прикосновение как средство исцеления

Случаи чудесного исцеления не поддаются объяснению ни с точки зрения медицины, ни с точки зрения физиологии. На протяжении многих веков во всех эпизодах чудесного исцеления больных и немощных религиозными деятелями, королевскими особами и прочими харизматическими личностями главным «действующим лицом» было межличностное прикосновение. Согласно преданиям, Иисус исцелял прикосновением, и его часто описывали в окружении толпы жаждущих этого прикосновения. Существовало распространенное поверье, что французские и английские короли исцеляли наложением рук. Есть документальное свидетельство того, что английский король Эдуард I на 28-м году своего правления исцелил таким образом от золотухи 938 своих подданных (Olden). В более позднее время, включая и нынешнее, исцеляющее прикосновение стало прерогативой священников и прочих личностей, приписывающих его Божественной силе. Целительная сила прикосновения в так называемых «чудесных случаях» не была подвергнута строго научному изучению, которое позволило бы установить ее эффективность или механизмы, по которым она «работает». Хотя, возможно, трудно исключить Божественную силу или какие-то неизвестные физические силы, Олден (Olden) приписывает необъяснимое исцеление психологическим факторам.

  1. Пациент испытывает огромную потребность в исцелении.
  2. Пациент безгранично верит в возможности исцелителя.
  3. Пациент — член группы, которая поддерживает и подбадривает его.
  4. Существует разделяемая всеми иррациональная система верований, обычно религиозного характера.
  5. Пациент и все наблюдатели испытывают чрезвычайно сильные эмоции.

В наши дни в медицинской среде вновь возник интерес к прикосновению как форме терапии (Borelli & Heidt; Kerr, Wasserman, & Moore; Krieger). Показано, что некоторые формы мануальной терапии, включающие то, что исследователи называют «легким прикосновением», снижают болевые ощущения (Kerr et аl.). Массаж, давно известный своей способностью расслаблять и доставлять удовольствие, положительно влияет на активность мозга, внимание и умственные способности, способствует уменьшению боли, депрессии, снижает уровень гормонов стресса в крови, улучшает сон и аппетит, улучшает функции легких у детей, больных астмой, повышает иммунитет, способствует набору веса недоношенными младенцами. Есть немало и других клинических свидетельств  благотворного влияния массажа на здоровье человека (Field; Fields, Diego, & Hernandez-Reif). Было высказано предположение о том, что, возможно, в основе механизма позитивного влияния массажа лежит активность парасимпатической нервной системы: давление стимулирует блуждающий нерв, что снижает уровень физиологического возбуждения и содержание гормона стресса в крови. Даже один-единственный сеанс массажа позитивно влияет на нервное возбуждение, артериальное давление и на сердечный ритм (Moyer, Rounds, & Hannum).

Не исключено, что положительные физиологический и психологический эффекты общения с домашними животными объясняются именно благотворным влиянием прикосновений, ибо отношения с животными предполагают весьма частые прикосновения (Allen). Поскольку прикосновение может приносить облегчение и оказывать позитивное физиологическое воздействие, авторы одного исследования были весьма удивлены тем, что родители практически не прикасались к своим больным раком детям во время таких болезненных медицинских процедур, как спинномозговая пункция. Анализ видеозаписей показал, что более четверти маленьких пациентов были лишены родительской поддержки именно тогда, когда больше всего нуждались в ней (Peterson, Cline, Foster, Penner, Parrott, & Keller).

Специалисты в области психического здоровья и терапевты обсуждают вопрос о том, следует ли включать прикосновение в лечебный процесс (Hetherington; Smith, Clance, & Imes; Young). На одной чаше весов лежит риск быть обвиненным в сексуальных домогательствах или, не желая того, нанести обиду пациенту, а на другой — потенциальная ценность физического контакта в моменты стресса. Ясно одно: психотерапевты и врачи всех других специальностей должны быть предельно внимательны к реакциям своих пациентов на прикосновения.

Согласно данным, полученным от младшего медицинского персонала, положительный терапевтический эффект может быть достигнут даже без прикосновения как такового. Метод, названный «терапевтическим прикосновением» («therapeutic touch), или сокращенно TT, признан эффективным во многих ситуациях, если его используют специалисты, неукоснительно соблюдающие определенные правила. Их руки должны двигаться над телом пациента, а не прикасаться к нему, воздействуя на окружающее пациента энергетическое поле и принося облегчение больному. Те, кто верит в этот метод, и скептики спорят о том, действительно ли он лучше простого плацебо, но у нас нет эмпирических данных, которые позволили бы поставить точку в этом споре. Однако работа, опубликованная в одном престижном медицинском журнале, заставляет серьезно усомниться в одном из базовых принципов TT, а именно в том, что опытный практик TT способен руками обнаруживать энергию, излучаемую телом другого человека (Rosa, Rosa, Sarner, & Barrett). Опытным практикам TT, выступавшим в качестве испытуемых, было сказано, что женщина- экспериментатор будет держать свою руку нал рукой одного из испытуемых, но будет отгорожена от них экраном. От испытуемых требовалось лишь одно: догадаться, нал чьей рукой находится рука экспериментатора. К большому удивлению испытуемых, слово «догадаться» оказалось как нельзя более кстати, потому что на самом деле их точность была исключительно случайной, то есть они не смогли обнаружить энергетического поля вокруг руки экспериментатора. Результаты этого хорошо спланированного исследования однозначно свидетельствуют о том, что приверженцы TT руководствуются скорее верой, нежели наукой. (Кстати, молодой ученый, который проводил это исследование и был его соавтором, — ученик 4-го класса, выполнявший школьный научный проект!)

Прикосновение как символ

Возможно, потому, что за пределами близких отношений прикосновение — весьма редкое явление, оно никогда не остается незамеченным. Прикосновение может быть преисполнено такого смысла, что сам по себе акт прикосновения призван свидетельствовать о важности отношений, ритуала или события. Рукопожатие израильского премьер-министра Ицхака Рабина и палестинского лидера Ясира Арафата вдень подписания перемирия между Израилем и Палестиной красноречивее любых слов (см. рис. 2).
Рукопожатие Рабина и АрафатаРис. 2. Рукопожатие Рабина и Арафата
Ирония судьбы, но именно это рукопожатие, скорее всего, и подтолкнуло Игаля Амира к мысли об убийстве Рабина (With a Handshake).

Иногда символическое значение прикосновения воспринимается на личном уровне через собственное представление индивида о прикосновении. Всем известны фотографии обезумевших фанатов, которые протягивают руки, стараясь прикоснуться к рок-звезде. Даже в повседневной жизни некоторые люди ценят возможность прикоснуться к тому, кто важен для них, а потом с гордостью говорят: «Я пожал руку имярек!» Косвенная символическая власть прикосновения иногда очевидна даже тогда, когда человек, не имея возможности самому прикоснуться к важной персоне, может прикоснуться к какой-то принадлежавшей ему вещи или завладеть ею. Такой вещью может быть даже автограф, потому что идол прикасался к ручке и к бумаге. На протяжении всей истории христианства в притязании на обладание частью мощей или одежды какого-либо святого всегда был скрыт громадный смысл.

На рис. 3 отчетливо видны люди, рвущиеся к президенту Бушу.

Авторы изучения паттернов прикосновения, проведенного в законодательном собрании одного из штатов, обратили внимание на то, что за весь период наблюдений губернатор не прикоснулся ни к кому, хотя к нему прикасались многие (Goldstein & Jeffords). Дочь панчен-ламы, второго по рангу иерарха буддистской церкви в Тибете, вспоминает свое путешествие в Тибет, когда ей было семь лет: «Мне сказали, что люди стояли вдоль всей дороги, протяженностью 50 миль (80,47 км). Тысячи и тысячи людей, и все они хотели прикоснуться ко мне» (Hilton). Во время второго путешествия в возрасте 17 лет она была буквально измучена окружавшими ее толпами. Но она сказала: «Я не могу сетовать на это, потому что возможность увидеть меня и прикоснуться ко мне сделала их счастливыми». Однако ей пришлось просить телохранителей не давать им поднимать ей юбку, чтобы добраться до ее ног.

В подобных ситуациях прикосновения вызывают у того, кто прикасается, чувство обладания чем-то важным: ведь «частица величия» осталась и на нем. Создается впечатление, что не всегда важна роль знаменитости: прикасается ли она сама к «жаждущему», или является реципиентом. Последствия прикосновения тоже бывают разные. Иногда его результат опосредованный: человек, прикоснувшийся к знаменитости, приобретает больший вес в своей среде. В другое время достижение не столь заметно, но не менее важно: человеку кажется, что, прикоснувшись к другому, он приобретает частицу сущности последнего. Какими бы достоинствами ни обладал этот человек, люди полагают, что благодаря даже самому беглому прикосновению частица этих достоинств достается и им. Однако это в известном смысле примитивное мышление имеет и свою оборотную сторону: после прикосновения к нежелательному человеку или его прикосновения к нам мы чувствуем себя «нечистыми». Тот факт, что в традиционном индийском обществе членов низшей касты называли «неприкасаемыми», никак нельзя считать простым совпадением.

После одного из выступлений президента БушаРис. 3. После одного из выступлений президента Буша слушатели жаждут прикоснуться к нему

Зависимость значения межличностных прикосновений от контекстуальных факторов

Как следует из предыдущих разделов, смысл прикосновения зависит от многих внешних, личностных и контекстуальных факторов. Действительно, весьма вероятно, что в большинстве случаев вывод о смысле прикосновения делается на основании этих переменных, а не на основании природы прикосновения как таковою. Зачастую прикосновение скорее усиливает переживаемые эмоции, нежели передает какой-то конкретный смысл или сигнал. Отношения между коммуникантами создают важный контекст для интерпретации значения прикосновений. Прикосновение к руке, которое между незнакомыми людьми может быть истолковано как социальный/вежливый жест или проявление дружеского расположения, приобретает сексуальную окраску, если дружеские отношения уже установлены. В объятие можно вложить совершенно разные подозрения об уровне близости, если обнимаются двое мужчин или две женщины (Floyd), либо если двое мужчин обнимаются на спортивной площадке или в баре (Kneidinger et al.).

Интерпретации прикосновений связаны также и с такими контекстуальными переменными, как продолжительность, специфическая форма прикосновения, другие признаки и другие контекстуальные особенности по отдельности или в комбинации. Например, прикосновение может быть воспринято как более интимное, если сопровождается другими сигналами, в частности пристальным взглядом, если продолжается слишком долго, если обстановка приватная и т. п. Беглое прикосновение официантов к своим клиентам приводит к росту чаевых, но особенно этот рост заметен, если участники — разнополые, а место действия — бар (Hubbard, Tsuji, Williams, & Seatriz). Прикосновения, свидетельствующие о дружбе/симпатии между людьми, не связанными интимными отношениями, наиболее вероятны в общественных местах, но такое же прикосновение в приватной обстановке скорее вызовет подозрение о любви и сексуальной близости. Прикосновения к одним частям тела наводят на мысль о большей близости, чем к другим, но близость проявляется не только в этом, но и в манере прикасаться. Например, беглое прикосновение к любой части тела, скорее всего, будет воспринято как менее интимное, чем продолжительное прикосновение.

Мужчины и женщины вкладывают в одни и те же прикосновения разный смысл. В исследовании, проведенном в госпитале, медсестры, объясняя пациентам суть предстоящей операции, прикасались к ним (Whitcher & Fisher). Женщины реагировали на это позитивно, они успокаивались и лучше чувствовали себя после операций. Однако мужчины, к которым прикасались точно так же, реагировали на это менее позитивно. Аналогичные результаты были получены исследователями, которые демонстрировали мужчинам и женщинам фотографии медсестер и медбратьев, которые прикасались к больным, лежавшим в кроватях, и не прикасались к ним (Lewis, Derlega, Nichols, Shankar, Drury, & Hawkins). Мужчины оценили как более участливых тех медсестер и медбратьев, которые не прикасались к пациентам, тогда как женщины пришли к противоположному выводу.

Мужчины и женщины по-разному ответили на вопросы анкеты, чье прикосновение они считают наибольшим вторжением в частную жизнь (Heslin, Nguyen, & Nguyen). По мнению женщин, наибольшим вторжением в частную жизнь является прикосновение незнакомого человека, тогда как для мужчин наибольшим вторжением в частную жизнь является прикосновение другого мужчины. Кроме того, оказалось, что прикосновения посторонних женщин мужчины воспринимают точно так же, как прикосновения своих знакомых дам! И мужчины, и женщины признали, что самые приятные прикосновения — поглаживание эрогенных зон другом, принадлежащим к противоположному полу. На втором месте для женщин — поглаживание мужчиной неэрогенных зон, тогда как для мужчин на втором месте поглаживание эрогенных зон незнакомой женщиной.

Семейное положение влияет на интерпретацию мужчинами и женщинами разных прикосновений. Более 300 человек, состоявших в интимных отношениях (в официальном или в гражданском браке), сообщили о том, что значат для них прикосновения «второй половины» к разным частям тела (Hanzal, Segrin, & Dorros). Оказалось, что, как было показано ранее (Nguyen, Heslin, & Nguyen), неженатые мужчины получают больше удовольствия от нежных прикосновений, чем незамужние женщины, но среди семейных этот паттерн превращается в диаметрально противоположный: в этой группе наибольшее удовольствие от прикосновений получали женщины. Более того, этот результат не зависел от разницы в возрасте семейных и несемейных участников опроса.

Прикосновение может быть мощной подсознательной силой в процессе коммуникации

Как показывают результаты исследований, рассмотренных выше, если к нам прикасаются, даже беглое, едва уловимое, а возможно, и вовсе не замеченное нами прикосновение способно повлиять на наше восприятие, настроение и поведение. Однако точно так же как влияние прикосновения может быть не осознанным тем, к кому прикасаются, оно точно так же может оказаться не осознанным и тем, кто прикасается. С наибольшей очевидностью это обстоятельство проявляется в феномене, получившем название облегчающая коммуникация(facilitated communication) (коммуникация при участии фасилитатора). Это техника, разработанная для облегчения коммуникации с индивидами, страдающими аутизмом, умственной отсталостью и физическими недугами, нарушающими двигательные функции и коммуникацию, в частности детским церебральным параличом. На нескольких континентах облегчающая коммуникация была провозглашена коммуникационным прорывом для тех, кто лишен возможности нормально общаться, и в 80-х — 90-х годах прошлого века ее повсеместно осваивали и использовали (Jacobson, Mulick, & Schwartz; Spitz).

Как «работает» облегчающая коммуникация? Эта техника основана на тесном тактильном контакте между фасилитатором и коммуникантом и на их близких и доверительных психологических отношениях. Фасилитатор держит и направляет руки коммуниканта, в то время как последний набирает на клавиатуре» слова или предложения. Используя этот метод, многие люди, лишенные возможности общаться нормально, печатали весьма содержательные, нередко выразительные описания своих чувств и мыслей. Многие наблюдатели думали, что наконец-то приговоренные к молчанию люди смогут преодолеть свою изоляцию и вырваться из тяжелейшей ситуации. Во всяком случае, так казалось.

К несчастью, выяснилось, что облетающая коммуникация выявляет не столько мысли коммуникантов-инвалидов, сколько мысли самих фасилитаторов. Результаты исследований показали, что коммуниканты отвечали на вопросы только тогда, когда вопросы и ответы были известны их фасилитаторам, и нередко эти ответы казались слишком «вербально продвинутыми» для их интеллектуального уровня. Более того, коммуниканты могли печатать ответы на вопросы, даже не глядя на клавиатуру (Kezuka; Spitz). Несмотря на волну протеста со стороны тех, кто верил в этот метод, ученые продолжали проводить контрольные эксперименты, которые в конце концов доказали, что зачастую результаты облегчающей коммуникации связаны с тем, что фасилитатор неосознанно направляет руку коммуниканта и тот набирает на клавиатуре не свои, а его мысли. Результаты исследований показали, что когда фасилитаторам сообщали неверную информацию о биографии коммуниканта, а потом спрашивали коммуникантов об этих же самых фактах, полученные «ответы» содержали неверную информацию, а не истинные факты (Burgess, Kirsch, Shane, Niederauer, Graham, & Bacon). Использование механических средств, определяющих физическое усилие, приклалываемое фасилитатором, показало, что фасилитаторы действительно использовали едва уловимые движения мышц их руки, а иногда и лицевые, и прочие «сигналы», влияющие на положение руки коммуниканта (Kezuka). Следовательно, именно они, фасилитаторы, и были настоящими коммуникантами.

Интерес науки о поведении к облегчающей коммуникации и важность последней для этой науки связаны с тем, что, скорее всего, в своем большинстве фасилитаторы небыли ни жуликами, ни шарлатанами и искренне верили в то, что делали (Spitz). Надо ли говорить, что выявление истинной природы облегчающей коммуникации обернулось огромным разочарованием для тех, кто верил в нее. Однако настоящий, то есть подсознательный, механизм влияния облегчающей коммуникации не менее поразителен, чем те ее результаты, о которых сообщали ее сторонники. Как могли фасилитаторы выражать свои собственные мысли, не осознавая этого?

Это не первый задокументированный случай, включающий неосознанное движение. В XIX веке большой интерес вызывали маятники, которые якобы начинали раскачиваться под действием таинственных сил. Считалось, что ветка с раздвоенным концом, получившая название «волшебная лоза» (dowsing rod), внезапно опускается вниз, когда держащий ее человек подходит к тому месту, где есть грунтовые воды (Vogt & Hyman), а мебель ни с того ни с сего начинает двигаться якобы под влиянием духов (Spitz). Во всех этих случаях не было ничего сверхъестественного, а лишь вполне определенные ожидания, которые вызывали неосознанные моторные реакции. В этот перечень можно включить и Умного Ганса, уникального коня. Разумеется, Ганс не умел ни читать, ни совершать математические действия, но он умел делать другое: замечать едва различимые физические движения людей, знавших ответ, и действовать в соответствии с ними. Эти люди, невольные соучастники, подобно фасилитаторам в облегченной коммуникации, ни сном ни духом не подозревали о том, что реакции Ганса — это следствия их движений. Действительно, как инвалиды в облегчающей коммуникации, Умный Ганс мог правильно «отвечать» на вопросы только в том случае, если тот, кто задавал их, или кто-нибудь из зрителей знал правильный ответ. Все эти явления основаны на том, что получило название «авторство ошибки» (authorship confusion) (Wegner, Fuller, & Sparrow) — на ошибочном признании источником действия какого-то человека или агента.

Самокасания

Люди посылают невербальные сигналы и с помощью прикосновений к собственным телам (самокасания), к которым относятся обгрызывание ногтей, пощипывание кожи, накручивание волос на палец, кусание губ, удерживание тела в определенном положении в пространстве, поглаживание и действия, связанные с соблюдением правил гигиены. Нет ясности в том, какую психологическую функцию выполняют эти действия, однако большинство исследователей сходятся во мнении, что в большинстве своем это скорее неосознанное выражение личных потребностей, чем рефлекторная или преднамеренная коммуникация, то есть скорее «знаки», нежели «сигналы». Однако иногда преднамеренная коммуникация сочетается с прикосновениями к собственному телу, например «приглашение к сексу» включает самопоглаживание. Всевозможные виды самокасаний или их использование в разных обстоятельствах могут исполнять разные функции. На рис. 4 представлены некоторые виды самокасаний.

Ниже приводится перечень самокасаний разных типов (Morris):

1. Экранирующие действия (Shielding Actions). Целью такого поведения часто является уменьшение «ввода и вывода информации». Примером может служить прикладывание ладоней (ладони) ко рту или к ушам.

2. Очищающие действия( Cleaning Actions). Иногда мы поднимаем руки к голове, чтобы вымыть и высушить волосы. Но иногда к тем же самым движениям подталкивает забота о нашей внешности: мы поправляем прическу, приглаживаем одежду, в общем, «чистим перышки». Наблюдения за людьми в туалетных комнатах общественных зданий и последующие интервью с этими людьми показали, что женщины уделяют подобному поведению больше времени и внимания, чем мужчины. Те, кто находится в процессе установления интимных отношений, уделяют «чистке перышек» больше времени и внимания, чем те, у кого уже есть партнер для таких отношений (Daly, Hogg, Sacks, Smith, & Zimring, 1983).

3. Специализированные сигналы (Specializes Signals). Эти жесты используются для сообщения специализированной информации, например придавая уху чашеобразную форму с помощью ладони, человек сообщает о том, что плохо слышит, а проводя ребром ладони под подбородком, сигнализирует «я сыт этим по горло».

4. «Самоинтимность» (Self-intimacies). По мнению Морриса, эти неосознанные движения приносят удовольствие, сопоставимое с тем, которое доставляет прикосновение другого человека. К их числу относятся прикосновения к собственной руке, скрещивание рук или ног, мастурбация и т. п. Некоторые из этих движений более присущи женщинам, нежели мужчинам, в частности такая поза, как склоненная к плечу голова или слегка расставленные ноги. Эти самокасания могут играть роль заменителей удовольствия, доставляемого прикосновениями других людей.

Самокасание
Самокасания
Рис. 4. Самокасания

Некоторые самокасания Экман и Фризен назвали адапторачи, или самоманипуляторами. Как следует из самого термина, они отражают поведенческую адаптацию к некоторым ситуациям. Большинство исследователей  сходятся во мнении, что адапторы ассоциируются преимущественное негативными чувствами. Существуют полезные классификации адаптеров разных типов, в основе которых лежат как возможные референты поведения — собственное «Я», другой человек или объект, так и тип поведения, например почесывание или поглаживание.

Изучение поведения психиатрических больных показывает, что по мере усиления ощущения психологического дискомфорта, тревожности или депрессии частота использования самоадапторов возрастает (Ekman & Friesen; Freedman; Freedman, Blass, Rifkin, & Quitkin; Freedman & Hoffman; Waxer). Однако, если уровень тревожности слишком высок, человек словно замерзает и практически перестает двигаться. Тот факт, что, как было показано при изучении таких больных, самоадапторы связаны также с переживанием чувства вины, имеет непосредственное отношение к изучению обмана. Установлено также, что такие адапторы, как почесывание и пощипывание, связаны с враждебностью человека и его подозрительностью (Ekman & Friesen). Теоретически эти почесывания и пощипывания представляют собой проявления агрессии в отношении самого себя или направленной внутрь агрессии, испытываемой  по отношению к другому человеку. Другие предположения и гипотезы, связанные с самоадаптаторами, включают следующее: назначение поглаживания ассоциируется с приданием себе большей уверенности, прикрывание глаз — с чувством стыда или вины, уход за собственным телом — с заботой человека о его самопрезентации, а самоприкосновение — с выходом нервной энергии.

Результаты некоторых исследований свидетельствуют о том, что самокасания связаны с чувством тревоги или стресса, вызванными определенными ситуациями. Сказанное относится как к бабуинам, так и к людям (Castles, Whitens, & Aureli). Испытуемым демонстрировали два фильма: одни смотрели весьма тяжелый фильм, другие — развлекательный (Ekman & Friesen). Затем им предложили описать интервьюерам просмотренный фильм как приятный. Те, кто смотрел тяжелый фильм, были вынуждены обманывать интервьюера, что само по себе способно вызвать стресс. Оказалось, что они чаще прикасались к себе, чем испытуемые, которые и смотрели развлекательный фильм, и рассказывали о нем. Изучение коммуникации врач—больной показало, что пациенты чаще прикасались к себе, когда говорили о каких-то своих тайнах, чем когда перечисляли свои жалобы (Shreve, Harrigan, Kues, & Kagas).

Межрасовые коммуникации — это еще один контекст, в котором самокасания могут стать результатом стресса. Белые испытуемые, общаясь с чернокожими и с белыми конфедератами, демонстрировали разные самокасания: они почесывали головы, теребили волосы и потирали руки (Olson & Fazio). Оценивались принципиальные расовые установки испытуемых и их отношение к тем конкретным чернокожим конфедератам, с которыми они общались. Когда возникал конфликт интересов — если принципиальная расовая установка была негативной, а отношение к конкретному чернокожему конфедерату — позитивным, — частота самокасаний заметно возрастала. Результаты этого исследования наглядно иллюстрируют сложность интерпретации смысла невербальной коммуникации. Хотя, по мнению некоторых авторов, с помощью невербальных сигналов индивиды сообщают преимущественно о своих негативных установках, это исследование напоминает нам о том, что невербальное поведение может быть не только следствием межличностной антипатии как таковой, но и признаком дискомфорта или внутреннего конфликта.

Самокасания чаще наблюдаются у людей, хронически пребывающих в состоянии тревоги; это состояние называется личностной тревожностью(trait anxiety) и наблюдается, в частности, у застенчивых людей, которые, несмотря на свою стеснительность, хотят быть общительными (Cheek & Buss). Когда личностная тревожность измеряется косвенными методами с использованием задания на время реакции, она прогнозирует самокасания и прочие поведенческие признаки тревожности лучше, чем явный самоотчет. Возможно, это связано с тем, что люди с высоким уровнем тревожности либо отрицают этот факт, либо не до конца осознают его (Egloff & Schmulke). Представляет интерес вопрос о том, являются ли самокасания, связанные с тревожностью, простым индикатором самого факта ее существования, или подобные прикосновения способствуют снижению уровня стресса.

Другой источник самокасаний — когнитивная нагрузка, то есть нагрузка, связанная с обработкой информации. Произнося монолог, люди прикасаются к себе чаще, чем когда просто сидят молча; частота самокасаний возрастает и тогда, когда люди не просто слушают какой-то текст, а отвечают на вопросы, связанные с ним (Heaven & МсВгауег). Когда испытуемых просили прочитать названия цветов, набранные не соответствующими им шрифтами (например, слово красный было набрано синим шрифтом), они прикасались к себе чаще, чем когда название цвета и цвет шрифта совпадали (Kenner). Эти результаты свидетельствуют о том, что когнитивная нагрузка и стресс могут быть причиной самокасаний.

Хотя у нас мало данных о том, насколько люди осведомлены о своих самокасаниях, принято считать, что самокасания осознаются в значительно меньшей степени, чем другие невербальные проявления. Когда испытуемых спрашивали, сколько и каких невербальных проявлений было у них во время контакта, который записывался на видеопленку, о самокасаниях они вспоминали наименее точно, однако все-таки помнили о них с большой достоверностью.

Представления об адапторах могут быть распространены и на другие проявления, а не только на самокасания. Существует теория, согласно которой эти проявления были усвоены вместе с ранними опытами, связанными с межличностным общением: обменом разными предметами с окружающими, нападением или защитой от нападения, установлением близких отношений или отказом от них и т. П. Экман полагает, что непрекращающиеся движения рук или ног, которые обычно считаются признаками тревожного состояния, могут быть рудиментами адаптеров, необходимых для того, чтобы избегать общения.

Адаптеры, связанные с предметами, включают манипуляцию объектами без всякой видимой функциональной цели, но, возможно, их происхождение связано с выполнением определенных инструментальных операций, например с писанием карандашом или с курением. Одни люди делают это чаще, чем другие. Хотя, как правило, люди не осознают действий, совершаемых ими, возможно, адаптеры, связанные с предметами, осознаются ими лучше. Зачастую эти движения усваиваются в более зрелом возрасте, и, похоже, что социальные табу практически не распространяются на них. Весьма вероятно, что, как и самоадапторы, адаптеры, связанные с предметами, ассоциируются с тревожностью, стрессом и когнитивной нагрузкой.

Поскольку существуют социальные запреты на демонстрацию некоторых самоадапторов, их чаще можно наблюдать, когда человек пребывает в одиночестве. Во всяком случае, целиком увидеть весь акт в общественном месте вряд ли возможно. Находясь в одиночестве, человек может ковырять в носу, сколько хочет, однако в общественном месте он ограничится тем, что слегка прикоснется к носу или потрет его. Хотя, как правило, адапторы не предназначены для использования в коммуникации, в ситуации, ассоциирующейся с той, в которой адаптивная привычка была впервые усвоена, они могут быть приведены в действие вербальным поведением.

Выявлены индивидуальные и групповые различия самокасаний. Изучение детей из четырех стран показало, что английские и австралийские дети значительно реже прикасаются к себе мри выполнении экспериментальных заданий, чем итальянские и франкоговорящие дети из Бельгии. Возможно, что эти различия самокасаний сравнимы с различиями прикосновений к другим людям, свойственным этим культурам. В этих же самых выборках были выявлены и существенные индивидуальные различия: во время выполнения экспериментальных заданий одни дети прикасались к себе чаще, чем другие (Kenner). Еще одна группа различий связана с гендерной принадлежностью: в ходе межличностного общения женщины прикасаются к себе чаще, чем мужчины (Hall). Нет ясности в том, в какой мере это отражает большее социальное беспокойство, сексуальное возбуждение, повышенную заботу о внешности или простой факт, заключающийся в том, что прическа и одежда женщин чаще нуждаются во внимании.

Выводы

Прикосновения служат для нас источником первой информации о самих себе, о других людях и об окружающей обстановке. Прикоснуться к другому человеку или испытать чье-либо прикосновение самому — эти акты могут оказать мощное воздействие на наши реакции в самых разных ситуациях, даже если эти прикосновения были непреднамеренными. В одних случаях прикосновение — самый эффективный способ коммуникации, в других оно может вызвать негативную и даже враждебную реакцию. Смысл, который мы вкладываем в тактильное поведение, зависит от того, к какой части тела прикасаются, как долго длится прикосновение, его интенсивность, способ его исполнения и частота. В разных условиях — в учреждениях,  в аэропортах и т. п. — одно и то же прикосновение приобретает разный смысл; он также зависит от возраста коммуникантов, от их пола, от той культуры, к котором они принадлежат, от их индивидуальностей  и отношений. Есть данные о том, что тактильное поведение более свойственно американским детям, чем взрослым американцам, и что с возрастом частота прикосновений уменьшается. Ученые сходятся во мнении, что ранний тактильный опыт имеет решающее значение для дальнейшей адаптации.

Наиболее распространенные межличностные прикосновения и самоприкосновения могут передавать самые разные сообщения, включая влияние, позитивный аффект, заигрывание, взаимную заинтересованность, управление общением и требования, связанные с выполнением тех или иных операций. Прикосновение может иметь огромное символическое значение; его предположительные исцеляющие и терапевтические возможности привлекали внимание на протяжении всей истории человечества и сейчас изучаются в исследовательских лабораториях. Прикосновение способно усилить любую переживаемую эмоцию. Оно также может оказать огромное влияние на поведение как того, кто прикасается, так и того, к кому прикасаются, хотя оба могут не отдавать себе отчета ни в самом факте прикосновения, ни в его воздействии.

Психология прикосновений - значение и влияние межличностных прикосновений.

Читайте также:
Влияние прикосновений на человеческую коммуникацию.
Виды прикосновений.
Невербальное общение.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Вконтакте Подписаться на новости Подписаться на новости Подписаться на новости

Популярные статьи

Роль положительного примера родителей в воспитании детей

Дети естественным образом наблюдают и повторяют то, что делают другие люди, в особенности…

Страх публичных выступлений

Думается, что большая часть родителей рано или поздно сталкивается с такой ситуацией:…

Детские страхи

В том, что дети испытывают страх, нет ничего необычного. Причины, его вызвавшие, могут…

Родители ни при чем

Многие из нас слышали понятие «война полов». Большинство мужчин и женщин постоянно…